Лето 1986 года подарило жителям сразу нескольких городов Казахстана эксклюзивное зрелище: они стали свидетелями съемок фильма «Тройной прыжок «Пантеры». Особенно повезло Кызылорде: там с довоенных времен сохранились кварталы «саманной архитектуры». Когда в этом городе появилась съемочная группа «Казахфильма», мигом разнеслась новость: «Боевик снимать будут!» У нас ведь все всегда всё знают! В этом случае малолетние местные «агенты» быстро выяснили, что фильм будет шпионский, про фашистов, которые прилетали в Казахстан и хотели то ли что-то взорвать, то ли кого-то украсть, то ли, наоборот, забросить.

На афише готового фильма «Тройной прыжок «Пантеры» было написано, что сюжет основан на реальных событиях: чтобы ускорить вступление Японии в войну против СССР, Гитлер решил направить в Токио своего эмиссара. Маршрут его самолёта лежал через территорию Казахстана, где должна была произойти дозаправка. Эта операция носила кодовое название «Пантера». Опергруппа капитана Кадырова получила задание найти и обезвредить немецких диверсантов, которые должны обеспечить посадку самолёта». Что тут правда, а что домыслы сценаристов?

Режиссер фильма Лейла Аранышева рассказывала, что первоначально сценарий был написан московскими авторами Г.Тер-Ованесовым и Вл. Петелиным, плохо знающими особенности природы Казахстана и довоенной жизни его людей. Никто из режиссеров-москвичей не хотел браться за съёмки такой путаной и, казалось, недостоверной истории. Руководство «Казахфильма», долго не уговаривая Лейлу, просто приказало ей снимать фильм. Пришлось казахстанской группе самой дорабатывать сценарий. В результате сюжет так и остался несколько сумбурным, упрощенным, а зрители, до сих пор спорят, какие именно «реальные события легли в основу фильма». Некоторые считают, что в годы войны никаких фашистских диверсантов в наших краях не было и не могло быть, а в фильме сплошные выдумки и миф из серии «и мы пахали». Где война, а где Казахстан! Но…

Давным–давно в журнале «Техника- молодежи» была интереснейшая рубрика «Антология таинственных случаев». В ней можно было прочитать о летающих тарелках, неведомых ученым чудищах, о Шамбале, о разных загадках истории. Именно в том журнале в 70-х годах я читала своим тогда маленьким сыновьям статью о загадочном перелете какого-то огромного немецкого самолета через пол-Казахстана до Балхаша. Там и было написано, что в казахстанской пустыне, где-то близ этого огромного озера, фашистами был построен аэродром подлета. На нем должен был приземлиться самолет–заправщик, чтобы потом перекачать горючее в следующий за ним транспортник «с эмиссаром». Замысел якобы самого Гитлера сорвали местные казахи-чабаны. Они ухитрились выкопать на взлетной полосе траншею и прикрыть ее камышом. В примитивную ловушку попал заправщик, перевернулся и взорвался, а прилетевших на втором самолете диверсантов, оставшихся без горючего, переловили оперативники НКВД с помощью местных жителей. Запомнилась такая деталь: из остатков самолетов наши «партизаны» наделали себе портсигаров и страшно гордились ими — такой сувенир! Это я запомнила, но куда и зачем летели фашисты – увы! — нет. Что поделаешь! Избирательная женская память хранит только самое яркое!

Как просмеяли мой рассказ о полете немцев через Казахстан в Японию молодые коллеги, служившие в армии. По их мнению, в то время ни у немцев, ни у нас не было таких самолетов, которые даже при помощи «тройного прыжка» могли бы долететь до Страны Восходящего Солнца. В фильме о «Пантере» фигурирует кукурузник, загримированный под «Юнкерс-15». Этот самолет может пролететь 1300 км. Но разве сможет он вернуться, насмешничали парни.

— А «Кондор»? – спросила я, кое-что читавшая о войне.

— Ну, разве что «Кондор», — сдались мои спорщики. — Мощный был самолет — дальний бомбардировщик и транспортник. Хотя и у него дальность полета 3500 км. А до Японии даже от озера Балхаш около 6 тыс. км. «Кондору» тоже потребовалось бы три подскока при условии, что он стартовал бы где-нибудь у линии фронта, а не в Германии. Иначе пришлось бы устраивать еще один прыжок где-нибудь на востоке Монголии.

— Да пишут же, что и третий аэродром был подготовлен — в Китае, около Харбина!

— Но там же японцы стояли, — упираюсь я. — И вообще, зачем лететь-то? У немцев были отличные подводные лодки и, наконец, телеграф. Могли бы по связи договориться.

— Значит, не могли. А морское путешествие по двум океанам, наверное, казалось немцам опаснее полета «над пустынным и диким Казахстаном», как они считали. У нас ведь не было английской авиации в небе и чужого флота в морях.

— Не таким уж бессмысленным был полет в Японию, — доказывает мне один из знатоков военной истории. — Тогда многое зависело от результатов Сталинградской битвы. Если бы ее выиграл Гитлер, сразу, по договору, вступили бы в войну против нашей страны Япония и Турция. Они выжидали – фюрер спешил.

На одном из форумов нахожу: «Целью данной десантной операции «Пантеры» был не СССР, и не Шамбала. На двух самолетах (дозаправки в воздухе тогда не было) в Японию перебрасывалась специальная группа под руководством Гельмута Шнаке. В ее задачу входило расследование деятельности немецкого посольства в Японии с целью выявления лиц, способствовавших Рихарду Зорге. Операция была раскрыта и сорвана советской контрразведкой». Вот! Еще один вариант!

— А еще форумчане пишут, что гитлеровцы летели на Тибет. Искали там Шамбалу.

— Ну! Эти напишут! Впрочем, считается, Гитлер верил в Шамбалу и во всякие восточные чудеса. В СС были внедрены ритуалы тибетского оккультизма, психофизические тренировки и йога. Даже свастика якобы оттуда. Гитлер вполне мог отправить своих агентов искать Шамбалу.

— Так, может, «Пантера» и хотела прыгнуть на Тибет?

Копаюсь в книгах и странствую по Интернету. Про полет «эмиссара» в Японию, кроме уже сказанного выше, ничего нет. Зато выяснилось, что историкам известны несколько экспедиций немцев на Тибет в поисках Шамбалы. Последняя отправилась в Гималаи как раз в 1942 году — сразу после окружения немцев в Сталинграде. Есть еще информация, что и в 1943 году в британской Индии англичане арестовали и поместили в тюрьму пятерых эсесовцев – альпинистов. Они тоже искали Шамбалу. А Гитлер после поражения под Сталинградом мечтал любыми способами повернуть историю вспять и добиться победы с помощью всемогущих жителей Шамбалы.

Этот вариант показался уж совсем фантастическим, в стиле телепередач «Хотите- верьте». Впрочем, есть еще сообщения об огромном немецком самолете, якобы упавшем в озеро Алаколь, что на границе с Китаем. И еще о затерянных в казахстанских степях и пустынях аэродромах, с которых гитлеровцы собирались бомбить заводы Сибири и Урала.

Получается, в годы войны над Казахстаном был воздушный коридор, по которому так и шныряли фашистские самолеты? И десанты якобы где только не приземлялись: под Кызылордой, около Актюбинска, близ Казалинска и на нефтепромыслах Эмбы. Так ли это было?

Удивительно, но и сейчас, через 30 лет после съемок «Прыжка», многие сомневаются, выбрасывался ли вообще когда-нибудь фашистский десант в Казахстане. А если да, то куда и зачем?

По фильму трудно понять, откуда и куда тащилась по безводным пустыням и горам группа диверсантов. Из Кызылорды на Балхаш? Каждый, кто жил или служил в Казахстане, знает, где Кызылорда и Сырдарья с тугайными лесами, а где Балхаш с его камышами. Марш-бросок около 1200 километров пешком? Шутить изволите?!

Долго ни один документ, раскрывающий тайны «Прыжка «Пантеры», если он был на самом деле, мною не был обнаружен. И вдруг…

От своих заядлых друзей — спорщиков я получаю ссылку на сайт О.Б. Мозохина, члена Общества изучения истории отечественных спецслужб, профессора Академии военных наук, автора трех книг и более 40 статей по истории ВЧК, ОГПУ, МВД, КГБ, ФСБ.

На сайте О.Мозохина, в его книге «Лубянка. Сталин и НКВД- НКГБ- ГУКР «Смерш». 1939-март 1946» нахожу интересный документ – «Спецсообщение Л.П.Берии, И.В.Сталину, В.М.Молотову, А.И.Антонову о задержании немецких агентов- парашютистов в Казахской ССР». Вот его копия.

«01.06.1944.

№ 559/б

Копия

Совершенно секретно

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ — т. СТАЛИНУ, СНК СССР — т. МОЛОТОВУ, ГЕНШТАБ КРАСНОЙ АРМИИ — т. АНТОНОВУ

В дополнение к нашему сообщению от 20 мая с.г. о задержании группы вражеских парашютистов на территории Гурьевской области Казахской ССР НКВД СССР докладывает:

Двое парашютистов, скрывшиеся во время перестрелки, задержаны 26 мая. Таким образом, выброшенная группа в количестве 14 человек задержана полностью. Все участники группы по национальности казахи, бывшие военнослужащие Красной Армии, в разное время попавшие в плен к немцам…(далее – фамилии семи задержанных и пяти убитых диверсантов).

…Парашютисты показали, что группа АГАЕВА была создана немцами летом 1942 года. Окончила Бранденбургскую школу разведчиков, а затем обучалась диверсионному делу в Люкенвальде. Парашютисты имели задание создавать на нашей территории диверсионные группы, ориентируясь на мулл, бывших баев и дезертиров из Красной Армии. Конкретные объекты диверсии указаны якобы не были.

За время операции были обнаружены две базы с имуществом и вооружением, зарытыми парашютистами в землю. На базах, а также у убитых и задержанных парашютистов изъято: два пулемета и ящик с запасными частями к ним, 8 автоматов, 9 винтовок, 10 пистолетов, 26 гранат, более 20 000 патронов, около 50 кгр. тола, электровзрыватели, 140 запалов и зажигательных шашек, 3 радиостанции, более 3000 антисоветских листовок на казахском языке, типографский станок, шрифт, 51 парашют, 658 000 рублей, а также военное обмундирование, продовольствие и документы. Наряду с этим, в нагрудном кармане Агаева был обнаружен написанный его собственной рукой список на 263 туркестанских легионеров, а также список людей, привлеченных им самим к сотрудничеству с немецкими разведорганами».

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР (подпись) Н.Богданов.

ГА РФ. Ф. 9401 с. Оп. 2. Д. 65. Л. 168—169. Копия. Машинопись.».

Затем в сборнике документов «Органы государственной безопасности СССР в годы Великой отечественной войны. 1941-46 г.» нахожу поэтапное описание операции по ликвидации групп немецких парашютистов, выброшенных на территории Казахской СССР в мае 1944 года. То, что происходило тогда в Гурьевской области, почти точно совпадает с событиями, рассказанными в фильме «Тройной прыжок «Пантеры», конечно, не без художественного вымысла. Скорее всего, сценаристам тогда было не все известно. Такие документы хранились в архивах под грифом «Секретно» до 90-х гг..

Так вот где происходили события, так похожие на те, о которых снят «Тройной прыжок «Пантеры», — в Гурьевской области! Тогда цель десанта понятна.

Уральская и Гурьевская области еще в самом начале войны получили статус прифронтовой зоны. Ведь совсем недалеко Сталинград! В сентябре 1942 года на прикаспийской территории, единственной в Казахстане, было объявлено военное положение и образованы комитеты обороны. Нужна была бдительность. Тогда в Уральске существовал оперативный узел связи с линиями проводов на Гурьев, Астрахань, Куйбышев. В самом Гурьеве — порт, куда по Каспию поступает нефть и загружается в цистерны, чтобы последовать на НПЗ (на нефтеперерабатывающие заводы), там немало морских и речных кораблей. В самом городе — береговые воинские части и другие важные службы, военно-пехотное училище, несколько эвакогоспиталей. А мосты через реки? Близко проходит железная дорога, по которой к линии фронта идут цистерны с нефтепродуктами и вагоны с вооружением. Да и сами нефтепромыслы, так называемые качалки и нефтехранилища, разбросаны по пустыне и охраняются зачастую лишь женщинами с винтовками да мужчинами — белобилетниками. Вот сколько объектов для бомб и диверсантов в двух больших и в десятке маленьких городов, переполненных эвакуированными и военными!

Тогда фашисты уже взорвали и сожгли нефтехранилища в Грозном, рвались к основным поставщикам горючего – к Баку и к Гурьеву, к Эмбе. Города и нефтепромыслы враги бомбили с первых дней войны, но нашим летчикам удавалось защищать их.

В книге Юрия Богданова «Тогда это было секретно для нас» об отце, в те годы «главном милиционере» Казахстана, нахожу: «Весной и в начале лета 1942 года Богданов Н.К. (это его подпись стоит под рапортами Сталину и Берии) выезжал в командировку в Кзыл-Орду». Оказывается, Н.К. Богданов получил сообщение о фашистском десанте. Он сразу решил, что цель его – нефтепровод, строящийся «от острова Печной через Гурьев на Орск». «После выполнения задания по подрыву нефтепровода парашютистам-диверсантам поручалось проводить среди населения антисоветскую пропаганду, касавшуюся восхваления Германии и распространения убеждения в неизбежности поражения Советского Союза в войне. Эта группа была обнаружена, и Богданов Н.К. возглавлял мероприятия по её ликвидации». Сын прямо пишет, что особенно беспокоило его отца: все великие стройки Казахстана тех лет шли «в обстановке труднейших условий работы, выполнявшихся силами заключенных и мобилизованных рабочих». Около Казалинска был лагерь для заключенных, которые строили какой-то секретный объект. Близ Актюбинска достраивали железную дорогу трудармейцы. Так что, не только на «род адай» надеялись диверсанты.

Гитлеровцы вовсе не были глупыми. Они хорошо понимали значение западного региона нашей страны, поэтому и забрасывали туда одну за другой группы парашютистов. По некоторым данным, за годы войны было около 250 забросов, а всего в Казахстане, по отчетам НКВД, было выловлено около 2500 разных шпионов и диверсантов.

Вот несколько фактов, взятых из воспоминаний гурьевских чекистов.

«В сентябре 1942 года начальник спецторга Иван Васильевич Адсков, следуя на катере по реке Урал, в районе Гурьева заметил двух подозрительных, пытавшихся переправиться через реку Урал. Адсков, несмотря на попытку этих людей скрыться, задержал их и доставил в органы госбезопасности». «В ноябре 1942 года немецкие самолеты с советскими опознавательными знаками дважды пытались бомбить мост через реку Урал». « 22 августа 1943 года был заброшен фашистский десант в составе шести парашютистов. Переодетые в форму бойцов Красной Армии, они были вооружены автоматами, револьверами, имели рации, топографические карты и крупную сумму денег. Чекисты задержали их и выяснили, что намечается вылазка второго десанта. И эта группа диверсантов из пяти человек через несколько дней тоже была задержана на территории Морского аулсовета». «В октябре 1943 года гурьевские чекисты установили через диверсантов регулярную радиосвязь с одним из немецких радиоцентров. Было передано немало дезинформационных материалов. Подобные «радиоигры» проводились и в других районах страны. Они вносили путаницу в планы гитлеровского командования и оказали большую помощь нашим войскам на фронте».

Справедливости ради скажем, что многие парашютисты соглашались на сотрудничество с врагом лишь потому, что это была единственная возможность перейти на сторону партизан или Красной Армии – кому как повезет! Так, «в ночь на 22 августа 1944 года на территории Гурьевской области приземлились шестеро разведчиков-парашютистов. Но рано утром вся эта группа явилась в почтовое отделение и попросила вызвать сотрудников НКГБ. На допросе они подробно рассказали о своих задачах и предупредили: готовится к высадке еще одна группа. Она тоже была высажена и сразу сдалась председателю местного райсовета. В ее составе были жители Гурьевской и других областей Казахстана». События мая 1944 года, о которых чекисты рапортовали самому Сталину и Берии, особенно похожи на те, что показаны в фильме «Тройной прыжок «Пантеры». Они шаг за шагом описаны в другом отчете НКВД И НКГБ КАЗАХСКОЙ ССР «О ликвидации групп немецких парашютистов, выброшенных на территории Казахской ССР в мае 1944 года». Все было проще и страшнее, чем в фильме, – никаких эмиссаров и Шамбалы и другой мистики. «В ночь на 3 мая 1944 г. дежурный по аэропорту Степанов услышал гул моторов немецкого самолёта, о чем сообщил в гурьевское НКГБ», вспоминал непосредственный руководитель оперативно-следственной группы поиска И.М.Гончаров. «Ночью 6 мая в 3 часа неизвестный самолет обстрелял из крупнокалиберного пулемета пароходы «Пролетарская дик­татура», «Калинин» и «Роза Люксембург», находившиеся в Каспийском море в 40-50 километрах от Гурьева. Серьезные повреждения были нанесены пароходу «Роза Люксембург». Жертв не было, слегка ранен помощник капитана парохода «Пролетарская диктатура». Установлено: пули являются немецкими». «Чекисты забили тревогу: появление самолётов противника свидетельствовало о возможной высадке вражеских парашютистов».

В мемуарах чекистов изредка мелькает информация, что часто о заброске диверсантов заранее сообщала наша контрразведка из-за линии фронта. Возможно, и в этом случае оперативники КГБ тоже знали о предполагаемом районе высадки диверсантов, т.к. в степь сразу направилась поисковая группа сначала из четырех оперативников во главе с начальников УНКГБ И. М. Гончаровым. Заметим: искали диверсантов те, «кому положено» — оперативники из отдела СМЕРШ («Смерть шпионам!»), а не команда из случайных людей, как в кино. Впрочем, через пару дней, когда колхозники сообщили, что заметили чужих, на поиски отправили 4 группы обычных молодых солдат под руководством опытных офицеров.

Гурьевская область – это бескрайние пустыни, горы с пещерами, заросли камышей и тугайных лесов по берегам рек и речек. Очень жаркий климат и редкие небольшие поселки. Сразу на особо важных промышленных и военных объектах была организована круглосуточная охрана, усиленная милицией, чекистами и вооружёнными добровольцами. В обычные дни охрана – это женщины с винтовками или мужчины-«белобилетники», которых по каким-то причинам не призвали в армию.

Как правило, группы парашютистов состояли не из немцев, как это показано в кино. Диверсантов для заброски на территории СССР готовили из военнопленных в 60 разведшколах по национальному признаку: русские группы, украинские, азиатские… С 1942 года, со времени создания Туркестанского легиона, 250 военнопленных из Средней Азии и Кавказа обучались тактике специальных действий в глубоком тылу, прыжкам с парашютом, радиоделу, обращению с оружием и взрывчаткой. Более 50 курсантов под руководством Агаева после 8 месяцев обучения прошли «производственную практику» в Северной Италии. Но там вместе с мужественными итальянскими партизанами сражались многие бывшие советские военнопленные. Они изрядно потрепали легионеров. Оставшихся в живых вернули в Калининград, а пятерых, в том числе и Агаева, за эту карательную операцию наградили немецкими орденами. Весной 1944 года немецкий полковник перед строем вручил Агаеву зеленое знамя ислама с полумесяцем и надписью арабскими буквами «Алаш». С этой минуты это название было дано диверсионно-террористическому отряду Агаева. Для достижения цели все средства хороши, в том числе и религия!

По некоторым данным, операция готовилась лучшими специалистами абвера, под непосредственным руководством кадрового разведчика полковника Рейнгарда Гелена – одного из главарей фашистской разведки на Восточном фронте. Впоследствии, благополучно избежав кары Нюрнбергского трибунала, Гелен основал службу внешней разведки ФРГ – BND.

Сейчас это неправдоподобно звучит, но главная и, как оказалось, единственная задача отряда «Алаш» заключалась в том, чтобы, ориентируясь на «пятую колонну из числа недовольного населения, поднять в Казахстане широкое антисоветское восстание, с дальнейшим отторжением республики от СССР и переходом под протекторат Германии».

На «выпускном банкете» подвыпивший обер-лейтенант Алихан Агаев пообещал своим покровителям: «Мы с честью выполним задание высшего немецкого командования. Я из знаменитого рода адай, поэтому подниму весь адайский род на борьбу против советской власти». Даже бойцы легиона не знали, что под вымышленным именем их главаря скрывается местный житель — Амирхан Тлеумагамбетов, бывший агроном райземотдела. В одном из боев под Москвой в октябре 1941 года он, командир кавалерийского взвода, перешел к немцам. Агаев, создавая «Алаш», уверяя легионеров, что немцы обещали после победы создать «великий и свободный от Советов Туркестан». Он был так уверен в успехе! Однако забыл спросить у своих земляков, хотят ли они жить в «свободном Туркестане» под управлением Гитлера. Знал, что фюрер однажды высказывал такую мысль: в случае поражения он намерен создать свое государство в Центральной Азии. Значит, Шамбала – это выдумка, прикрытие? Едва ли об этой идее знали жители Западного Казахстана, помогавшие оперативникам ловить диверсантов.

В фильме есть эпизод, рассказывающий об убийстве семьи чабана. Оказывается, почти такая же трагедия произошла на самом деле, только не на зимовке в Кызылкумах, а в западноказахстанском колхозе. Парашютисты «Алаша» были заброшены двумя небольшими группами. Болжибаев и Жаниев, одетые в форму бойцов Красной Армии, шастая по степи в поисках подельников, забрели в колхоз имени Кирова. Там они сначала купили барана, ушли в пустыню и съели его. Бригадиру Байжану Атугазиеву «красноармейцы», вооруженные немецкими автоматами, показались подозрительными. Он проследил, в какую сторону ушли диверсанты, и предупредил чекистов, которые нашли логово диверсантов как раз по костям съеденного барана и окуркам немецких сигарет. Задержанные указали, где зарыто их снаряжение. Но на следующий день в тот же колхоз пришла другая группа «борцов за народное счастье». Они ограбили ферму: забрали айран и курт у кол­хозников, угнали верблюда и лошадь, но, главное, под угрозой расстрела увели с собой Байжана Атугазиева в качестве проводника. Он, понимая, что его не оставят в живых, завел группу в пустыню — в так похожие друг на друга песчаные дюны. Агаев лично расстрелял земляка, пытавшегося передать информацию поисковым группам.

«Революционеров» ждал провал. Вместо ожидавшейся поддержки со стороны «недовольных советской властью элементов», агаевцы столкнулись с полным нежеланием местного населения не только сотрудничать, но и даже идти на бытовой контакт. При помощи сельских жителей 20 мая поисковым группам НКВД удалось обнаружить диверсантов. Агаев, хорошо знавший местность, с остатками отряда попытался прорваться и уйти к горе Алатау. Ему предложили сдаться – в ответ раздалась стрельба из пулемета и автоматов. Во время перестрелки два заместителя Агаева и старший радист были убиты, а оставшиеся девять человек задержаны.

Особенно полезным пленным оказался уцелевший в бою второй радист Ахмет Мухамедиев. Ему были известны код, пароль и переговорная таблица большой рации. Радист был отправлен в Алматы и вплоть до окончания войны снабжал Абвер дезинформацией под диктовку «Смерша». В конце мая 1944 года через его шифровку чекисты от имени Агаева попросили помощи. И точно в указанный ими срок, 9 июля 1944 г., и в указанном месте приземлились трое «кураторов из гестапо», которые должны были следить за ходом «восстания» и руководить им. На земле их уже ждали…

Вот список заброшенных в Казахстан в мае 1944 года агентов-парашютистов из «Спецсообщения Л.П.Берии, И.В.Сталину, В.М. Молотову, А.И. Антонову». «Помимо упомянутых в предыдущем сообщении БОЛЖИБАЕВА и ЖАНИЕВА, добровольно сдавшихся 16 мая, в группу входили: АГАЕВ Алихан, кличка «Иранов Агай», руководитель группы, бывший ст. лейтенант Красной Армии, немцами ему присвоено звание обер-лейтенанта (убит во время перестрелки). Начальник радиостанции ДАЩАНОВ Зулхаир, кличка «Закиров Зулхаир», фельдфебель немецкой армии (убит). Радист БЕСЕНАЛИЕВ Бакки, кличка «Бом», 1914 года рождения, уроженец Астраханской области, унтер-офицер немецкой армии (убит). Врач группы по кличке «Баташев Балхаш», он же «Баташов Камкор», фамилия не установлена, унтер-офицер немецкой армии (убит). Радист МУХАМЕДИЕВ Ахмет, клички «Алгиров Ахмет» и «Алгиров Мир», 1918 года рождения, уроженец Западно-Казахстанской области, унтер-офицер немецкой армии. «ДНИШЕВ» Мухамбет, фамилия не установлена, обер-ефрейтор немецкой армии (убит). УРАЗОВ Сартмагамбет, кличка «Мухаммедов», 1912 года рождения, уроженец Гурьевской области Казахской ССР. ОМАРОВ Матай, кличка «Джунусов Ибрай», 1920 года рождения, уроженец Новосибирской области, бывший член ВЛКСМ, работал учителем начальной школы, в Красной Армии служил с 1939 года в звании сержанта. БАВАШЕВ Кениспек, кличка «Тулегенов Колжан», 1920 года рождения, уроженец Южно-Казахстанской области, бывший член ВЛКСМ. КЕРИМБЕРДИЕВ Рахим, кличка «Ходжимбетов Карим», 1921 года рождения, уроженец Ташкентской области, бывший член ВЛКСМ. КИШЕБАЕВ Кениспай, кличка «Аманжолов Кижибай», 1913 года рождения, уроженец Акмолинской области, бывший тракторист-механик Ишимской МТС. АЛЬЖАНОВ Абдукадыр, кличка «Кадыров Кайдан», 1917 года рождения, уроженец Южно-Казахстанской области, бывший студент Зооветтехникума в гор. Джамбуле».

28 сентября 1944 г. военным трибуналом Среднеазиатского военного округа Омаров Матай, кличка «Джунусов Ибрай», Кишебаев Кенисбай, кличка «Аманжолов Кайшигар», и Керимбердиев Рахим, кличка «Хаджиметов Карим», осуждены по ст. 58-1 «б» 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания каждый.

15 июля 1944 года Берия направил Сталину ходатайство о награждении лиц, «особо отличившихся при проведении операций по ликвидации выброшенных противником парашютистов и десантников», в котором упоминается, в частности, что «парашютисты были выброшены в Гурьевской области Казахской СССР…». Тогда за эту операцию были награждён нарком внутренних дел республики генерал Н.К. Богданов, лично руководившей операцией… из Кызылорды, как пишет в мемуарах его сын. В его книге есть интересная деталь. В последние годы на страницах казахстанской прессы не раз появлялись статьи, в которых оправдывались действия Алихана Агаева. Находятся желающие реабилитировать этого коллаборациониста – т.е. «сотрудника врага», перебежчика. Предлагается реабилитировать его «как борца за свободу». Тогда, может, и его покровителям Гитлеру и Гелену начнем памятники ставить? Ведь они тоже заявляли, что борются за свободу Туркестана.

От группы «Алаш» остались только архивные документы. Где-то в пустыне похоронены те, кто, вооруженный до зубов, прилетел на вражеском самолете «поднимать адаев на борьбу». Есть стенд в музее ДКНБ по Атырауской области, которым руководил Владимир Целищев, один из тех, кто весной 1944 года ловил вражеских парашютистов и отлично знал все детали этой истории.

Местные жители водят туристов к пещере в горе Иманкара, где врагам когда-то пришлось заночевать. Сколько там рассказывается фантастических историй о полетах гитлеровцев над Казахстаном!

Памятник же земляки поставили на могиле простого колхозного бригадира Байжана Атугазиева – «казахстанского Сусанина».

Премьеру «Пантеры» в 1986 году смотрела вся Кызылорда и ее окрестности от Арала до Каратау. К кинотеатрам шли как на праздничную демонстрацию. Зрители угадывали, чей дом попал в кадр и чьи пацаны вприпрыжку бегут по пыльным улицам на окраине города, «сохранившего естество военного времени». Разве не интересно увидеть кино, снятое в родных краях, таких, слава богу, далеких от всех фронтов! У «Пантеры» до сих пор есть свои поклонники. Сейчас фильм смотрят в Интернете уже дети доморощенных актеров – жителей областного центра и скромных поселков. Ребятам нравится суровый командир, которого сыграл тогда еще малоизвестный актер, но уже знаменитый боксер — двукратный чемпион СССР Абдурашид Абдрахманов.

Пусть «Третий прыжок «Пантеры» лишь схематично рассказал о реальных событиях военных лет, но он по-прежнему будит интерес к истории нашей родной страны и учит гордиться ее настоящими героями.

Поделиться:
Источник: http://www.pkzsk.info/kuda-prygnula-pantera/