Общаясь с посетителями в залах археологии Северо-Казахстанского областного музея, часто мы слышим вопрос: « А как вы это узнали?» Встречаются и скептики, мол, выдумки все это. Действительно, откуда мы знаем, как жили древние люди? Давайте попробуем разобраться.

Современные раскопки можно на­звать археологическими скорее по традиции. Бок о бок с археологами и в поле, и в лабораториях работают спе­циалисты, казалось бы, далекие от истории: геологи, почвоведы, био­логи, химики, материаловеды и мно­гие другие. Это не случайно. Извес­тно давно, что наиболее интересные открытия сделаны именно на стыке различных наук. Так какие же резуль­таты приносит такое взаимоде­йствие? Возьмем лишь одно направ­ление.

Одним из распространенных видов археологических находок является керамика, в частности керамические сосуды. Большие и совсем малень­кие, бытовые и обрядовые, целые и разбитые на десятки мелких оскол­ков. В отличие от дерева, кожи и ткани керамика неплохо сохраняется на протяжении тысячелетий. А некото­рые сосуды доходят до нас практи­чески в первозданном виде. Встреча­ется керамика повсеместно: на посе­лениях и городищах, в могильниках… То есть практически везде, где есть следы жизнедеятельности древнего человека. Поэтому роль керамики как источника информации трудно пере­оценить. А информацию можно полу­чить весьма интересную. Начнем с того, что по форме сосуда и типу орна­мента можно будет определить дату и принадлежность «изделия» к той или иной археологической культуре. Рас­пространение определенного вида керамики может помочь очертить для исследователей границы обитания какого-нибудь древнего народа. Или выявить экономические связи. К при­меру, сосуды, изготовленные на Южном Урале, находят в казахстан­ских степях. Между прочим, степень первобытной «глобализации» была достаточно высокой.

Особое внимание ученые уделяют анализу технологии изготовления по­суды. Лепка производилась вручную, без применения гончарного круга, ко­торый появился на нашей территории достаточно поздно, видимо, в скиф­ское время. Из нескольких возмож­ных способов формовки и видов гли­ны гончар, как правило, выбирал один, которым и пользовался все вре­мя. Чаще всего этот способ ему пока­зывали учителя, родственники, в об­щем, достаточно близкие люди. Чу­жих в технологические секреты не посвящали, и это вполне объяснимо, так как в то время керамическое про­изводство и металлургия были «вы­сокотехнологичными» отраслями. Изучение и сопоставление, казалось бы, мелочей, вроде способов соеди­нения стенок и днища сосуда или со­става примесей в глине, дополняет и уточняет принадлежность посуды к той или иной территории, группе насе­ления и историческому периоду.

Серьезное подспорье ученым — вы­явление следов на предметах. Работа инструментами, обработка повер­хностей, бытовое использование — все это оставляет свои следы на предме­те в виде борозд, царапин, мелких сколов. Специалист-трассолог, глядя на эти следы в микроскоп, определит, чем заглаживалась поверхность древ­него горшка — пучком травы или кусоч­ком шкуры животного; каким спосо­бом наносился орнамент, как исполь­зовался сосуд. Некоторые типы ору­дий труда так и остались бы в разряде «неопределимых», если бы не трассологи. Назначение многочисленных лопаточек, шпателей, штампов для изготовления посуды стало оконча­тельно понятно благодаря трассологам — экспериментаторам, имитирующим древние производства и ремес­ла.

Все эти методики известны, исполь­зуются археологами несколько де­сятилетий и считаются классически­ми. Но развитие науки открывает нам новые возможности. Известно, что на некоторых древних сосудах сохрани­лись отпечатки ткани. Это связано с особенностями технологии фор­мовки. Суть заключалась в использо­вании для лепки посуды болванки, ко­торую обкладывали тканью, а поверх наносили слой глины. Затем сосуд снимали с болванки и проводили не­обходимые доработки. Такой способ резко ускорял процесс лепки и позво­лял «унифицировать» посуду, поэто­му широко применялся. Образцы тка­ни, отпечатанные в глине, также явля­ются предметом исследований. По этим образцам археологи в состоянии восстановить способы изготовления ткани и определить, из чего делались нити: из шерсти или растительных волокон. Сегодня ученые идут даль­ше. Они пытаются определить, какие конкретно растения использовались в том или ином случае и, если речь идет о шерсти, какие породы овец раз­водили люди. О широком внедрении данных анализов пока говорить рано. В науке принято все многократно пе­репроверять, но работы и экспери­менты ведутся полным ходом.

И это не все. Многие годы у архео­логов была идея, скорее, даже мечта — узнать, чем же питались люди тыся­челетия назад? Сама идея проста. Дело в том, что внутри древней посу­ды нередко встречаются следы нага­ра. Это остатки пригоревшей пищи. Еду готовили на костре, управляться с которым весьма не просто. Может, поэтому, а может, по причине «нерадивости» некоторых тогдашних хозя­ек пища часто пригорала. Резонно спросить, а нельзя ли узнать по нага­ру состав продуктов? Долгое время наука не была готова к решению та­кой непростой задачи. Однако успехи химиков и специалистов в области спектрального анализа дали в руки историков еще один инструмент. Тех­нология таких исследований -сложная и многоступенчатая. Вряд ли стоит ее подробно описывать, поэто­му остановимся на результатах. Если говорить об эпохе бронзы, а это при­близительно 3-3,5 тысячи лет назад, то сообщу сразу — наиболее распрос­траненной пищей была каша. Каши варились весьма разнообразные. На­иболее «популярна» была молочная каша с мясом, из проса и ячменя. Встречается каша и из пшеницы. Лю­бопытно, что зерновые компоненты использовались в виде не молотого, а дробленого зерна. Часто употребляли уваренное молоко. Зафиксированы следы растительной приправы. Воз­можно, это был дикий лук. Мясо зани­мало значительное место в рационе, но не было доминирующим и отдель­но, так сказать, в чистом виде упот­реблялось нечасто. Перспективы для углубления наших знаний имеются и на этом направлении. Интересно бы­ло бы определить, какая пища была ритуальной, а какая повседневной. Или такой разницы не было? И еще многое… Помимо бытовых моментов, рацион питания подсказывает нам уровень экономической ситуации в конкретном регионе, в конкретный период времени. Естественно, что каша на воде или сильно раз­веденном молоке без мяса — вряд ли показатель благополучия. Может быть, со временем это поможет отве­тить на вопрос, почему некоторые поселения и городища были брошены своими жителями.

О многом может рассказать ученым древний черепок. Важно научиться читать язык вещей. Современная ар­хеология, осваивая новые методы исследований, постепенно стирает «белые пятна» истории, хотя не так быстро, как хотелось бы. Очень жаль, что утрачены навсегда язык, имена далеких предков, их миро­ощущение, мысли, отношения с при­родой и окружающими людьми. Пока наука тут бессильна.

Поделиться:
Источник: http://history1752.su/o-chyom-rasskazhet-drevnij-cherepok/