Сколько было столиц в Казахстане? Этот вопрос можно включать в олимпиады по истории. Возможно, найдется эрудит, который вспомнит ответ и все даты переездов правительства страны из одного города в другой хотя бы в Х1Х и ХХ веках, не говоря уж о более старинных временах, когда и страна называлась иначе.

Причины перекочевки правительства из одного города в другой всегда находились очень уважительные. Иногда они сопровождались переименованием городов и сменой руководителей. До самой Октябрьской революции 1917 года возглавляли большие и малые регионы будущей республики Казахстан военные. Среди них были весьма неординарные личности. Такие, как граф Василий Алексеевич Перовский (1795—1857), генерал от кавалерии, генерал-адъютант, оренбургский губернатор, затем генерал-губернатор. Именно он руководил первыми попытками завоевания Средней Азии — неудачным Хивинским походом (1839—1840) и победным Кокандским (1853). Благодаря В.А.Перовскому были освобождены из плена сотни рабов, в том числе, женщины-казашки в крепости Акмечеть, которых «для хозяйственных нужд» наловили в степи кокандские сборщики налогов. При Перовском в 30-40 – годы ХIХ века были заложены города – крепости вдоль Сырдарьи, существующие и ныне.

Перовский был знаменит в ХIХ веке. Потом «пришли иные времена, взошли иные имена». О вкладе генерал-губернатора в развитие огромного многонационального региона с центром в Оренбурге словно забыли на полтора века. А ведь он был человеком неординарной судьбы и энергии. О Перовском слышала Европа, о нем писал Ф. Энгельс. Его личность и судьба привлекала Л. Толстого, который хотел сделать его героем одного из своих романов. В Пьере Безухове, герое романа «Война и мир», угадываются многие черты и судьба Перовского. Г. Данилевский прямо описал его в «Сожженной Москве». Писал о нем казахстанский писатель Н. Анов в романе «Акмечеть».

Василий Алексеевич дружил с Н. В. Гоголем и В. А. Жуковским, был близок с Н. М. Карамзиным и П. А. Вяземским. А. С. Пушкин называл его «милым другом». Его ценили политические деятели, писатели, архитекторы и художники. По его указаниям, был перестроен Оренбург, а знаменитое архитектурное чудо — караван-сарай — проектировал его друг, брат знаменитого художника Карла Брюллова Александр. А сам художник написал портрет нашего героя.

В него влюблялись многие женщины и считали завидным женихом. Одна из них, умница и красавица фрейлина А.О. Смирнова-Россет, подруга А.Пушкина, Н.Гоголя, В.Жуковского, оставившая интересные мемуары о своем времени. Она «готова была с благодарностью положить голову на его колени». Но она была бесприданница, а Василий Алексеевич безответно любил другую, поэтому был очень одинок и несчастен в любви. Так, к сожалению, часто бывает: нас любят не те, кого мы любим.

Казалось бы, какое отношение имеют эти неслучившиеся романы к деятельности губернатора огромного края? Имеют! Если разобраться, то вся жизнь и судьба этого человека зависели от любви и нелюбви как его предков, так и его самого.

Происхождение и родословная В.А.Перовского достойны авантюрного романа в стиле Дюма. Он родился 9 февраля 1795 г. на Украине, в роскошном имении, принадлежавшем его отцу — графу А. К. Разумовскому, чей род происходил от рядового казака Г. Розума. Злые языки утверждали, что этот его предок был кем-то вроде деревенского дурачка. Выпить-то он точно любил и свое прозвище получил потому, что в подпитии начинал себя хвалить: «И шо це за розум! Шо це за голова!» Так образовалась знаменитая фамилия графов Разумовских. Старший из сыновей этого то ли пастуха, то ли свинопаса Алексей (1709 — 1771) «попал в случай» — стал любовником царицы. Певчий украинской капеллы при императорском дворе в Петербурге, красавец-хохол попал на глаза дочери Петра1 Елизавете. После вступления ее на престол он, не имея никаких других заслуг, сразу стал графом, камергером, генерал — поручиком, а в 1756 г. – фельдмаршалом. Выше вроде бы взлетать было уже некуда. Однако историки уверяют, что в 1742 г. Алексей Разумовский был обвенчан с Елизаветой. Тайно, так как иначе она лишилась бы прав на престол. К чести Алексея Григорьевича, он унес эту тайну в могилу, а документы о венчании императрицы с простолюдином до сих пор ищут досужие историки.

Именно Алексею Григорьевичу род Разумовских-Перовских обязан своими богатствами. Елизавета пожаловала своему неофициальному мужу обширные имения под Петербургом, под Москвой и на Украине, тогда полупустынной окраины России, которую рвали на куски турки и поляки. Многое перепало младшему брату фаворита Кириллу Григорьевичу, деду В.А. Перовского. Он тоже занимал самые высокие должности, был крупнейшим феодалом-землевладельцем и даже академиком. У всех многочисленных потомков братьев Разумовских были свои заслуги перед Россией, а особенно – перед Украиной. Кирилл Григорьевич восстановил там гетманство (дал ей нечто вроде суверенитета) и сам стал последним гетманом на своей родине.

У его сына — графа Алексея Кирилловича Разумовского и дочери его слуги — берейтора (тот, кто занимается выездкой лошадей) Марии Михайловны Соболевской, проживших в фактическом браке более 35 лет, было 10 детей. Мать Перовского постоянно находилась при графе Разумовском, занимая различные небольшие должности, вроде секретаря, что тоже было необычно. Женщины в то время не служили. Однако их отцу, несмотря на высокое положение при дворе, не удалось получить разрешение сначала на этот неравный брак, а затем — на получение дворянства для четверых своих сыновей. Дети так и остались бастардами – незаконнорожденными, т.к. родились в невенчанном браке. Фамилия Перовские выдумана их отцом, предположительно, от названия подмосковной вотчины Разумовских Перово. Хотя наследство у них было огромное, но для получения дворянства требовались личные заслуги. И они служили так, что троим из Перовских было пожаловано графское достоинство. Они заслужили его своим умом и трудами во благо России.

Василий Алексеевич и его братья Лев и Алексей были незаурядными людьми. Их старший брат Николай при Александре I стал губернатором в Крыму и феодосийским градоначальником, но особенно отличились трое младших. Все четверо были великолепно образованны: знали несколько иностранных языков, любили музыку, поэзию, живопись. Но только младший из братьев – Василий отличался еще и твёрдой волей, самостоятельным характером, ясным пониманием цели и путей её достижения, что, вероятно, и позволило ему стать выдающимся государственным деятелем. В 17 лет В.Перовский окончил Московский университет, а затем — Муравьевское военное училище для офицеров, где учились многие будущие декабристы. Василий и Лев были тоже близки к ранним декабристским организациям, потом отошли от них, но все-таки попали под следствие.

С начала войны 1812 г. все Перовские находились в гуще боев. Совсем юные Лев и Василий принимали участие во всех знаменитых битвах, в том числе, — при Бородино. 17-летний Василий был адъютантом командующего армией генерала Милорадовича. В бородинском сражении ему оторвало часть среднего пальца руки. Стесняясь этого, он позже носил длинный серебряный или золотой наперсток, вызывая еще большее любопытство окружающих, особенно дам, считавших, что он был ранен на дуэли или на охоте. Самая романтическая версия – сам отстрелил себе палец, узнав, что его любимая Софья вышла замуж. Иногда это несуществующий палец затмевает все рассказы о настоящих подвигах Перовского.

В 1812 году, при отступлении русских войск из Москвы, во время перемирия, Перовский с двумя казаками, выполняя задание Милорадовича, случайно был задержан французами и отправлен к королю Неаполитанскому — Мюрату, который принял Перовского, с удивлением выслушал его, но разрешения на возвращение к своим не дал. Мало того, его едва не расстреляли как поджигателя домов. И начался плен со всеми его ужасами и бесконечными унижениями. Полураздетый, босой, он прошел от Москвы до Парижа, выполняя обязанности забойщика скота для французов. Он дважды бежал из лагеря в Париже. Удачно — только в 1814 г., когда туда уже вступили русские войска. Разве не напоминает все эти происшествия муки толстовского Пьера Безухова?

После войны пути четверых братьев разошлись. Василий остался военным. Лев и Николай пошли по гражданской части и достигли своих высот в карьере. А Алексей стал известным писателем (псевдоним Антон Погорельский). Его фантастическую повесть «Черная курица, или Подземные жители» и мультфильм по ней знают и нынешние дети.

После войны, в 1816 году, В. Перовский сопровождал будущего императора Николая I в его путешествии по России и чужим краям, а в начале 1818 года стал его адъютантом. Эти два тогда еще молодых человека подружились.

После кончины Александра I Перовский назначается адъютантом к Николаю Павловичу и во время «возмущения» 14 декабря 1825 года находится на Сенатской площади, но по другую от декабристов сторону баррикад – рядом с Николаем. Он был даже контужен, получив удар в спину брошенным из толпы поленом.

Не станем разбираться во всех перипетиях военной службы В.А.Перовского. Скажем только: Перовский усмирял мятежников, храбро воевал на русско-турецкой войне, где получил тяжелое ранение. Все его высокие награды были заслуженными.

После лечения в Италии уже генерал-майор В.А. Перовский был поставлен директором канцелярии Морского штаба и зачислен в корпус флотских штурманов. Карьера его всегда делала невероятные зигзаги, но причем тут флот?! Но сейчас нас интересует Оренбург. Этот город – почти ровесник Петропавловска. Но как они отличались по внешнему виду и судьбе!

В 1833 году, опять совершенно неожиданно для себя, «моряк» Перовский получает важное и ответственное назначение: пост оренбургского военного губернатора и командующего отдельным Оренбургским корпусом. За всё время своего существования Оренбург впервые видел такого молодого губернатора – 38 лет.

Губернатор оказался хорошим администратором. Он окружил себя не родственниками и друзьями, как это бывало во все времена, а весьма талантливыми и образованными специалистами. Ссыльный поляк И. В. Виткевич, ставший под покровительством Перовского известным дипломатом, востоковедом и… разведчиком. Здесь трудились известные ученые исследователи Востока братья Н.В. и Я.В. Ханыковы. Служили врач-писатель В.И. Даль, создатель первого местного музея, куда передал свои богатые коллекции, Ф.К. Зан и др. Перовский привез с собой в Оренбург статского советника, профессора, а позже академика В.В. Григорьева, эрудита, великого знатока языков, истории и быта стран Востока, их поэзии и философии. В 1854 г. В.В. Григорьев назначается на пост председателя Оренбургской пограничной комиссии, ведавшей отношениями с казахами и другими среднеазиатскими народами. Сами полиглоты, Перовский, Виткевич и Григорьев не требовали всем немедленно заговорить на государственном языке (к тому времени киргиз-кайсацкие степи уже почти 100 лет назад добровольно вошли в состав России).

Ими был создана школа восточных языков, нечто вроде нынешнего иняза. Там готовили толмачей – переводчиков и изучали обычаи всех среднеазиатских народов. Толмачи сопровождали караваны с товарами, работали в администрациях и разных комиссиях. Григорьев первым описал казахскую степь, народов, ее населявших, а Виткевич – Коканд и Бухару, нелегально добрался до Афганистана и Ирака.

Особые страницы биографии В.А. Перовского — это встречи с А. С. Пушкиным. Известно, что поэт побывал в Оренбурге в 1833 г., когда собирал материалы о пугачевском бунте. Поэт три дня жил в загородном доме Перовского. А губернатор любил роскошно обставленное жилье. Его кабинет отличался экзотикой: стены увешаны мечами, саблями, пистолетами, на столе — статуэтки рыцарей, спальня устлана богатыми коврами, здесь же был шикарный турецкий диван, огромные зеркала. Перовский шутил: «Здесь нахожусь я в объятиях Морфея, когда мне отказывают в других». В.И. Даль, по поручению губернатора, сопровождал поэта в Бердскую слободу – столицу Пугачева, где Пушкин встретился с женщиной, помнившей самого Емельяна.

Перовский ценил труд талантливых и честных людей и в то же время презирал тупость бездарных чиновников. Он был строг и требователен к подчиненным: жестоко карал за казнокрадство, бесчинство, лихоимство и взяточничество. Был тверд с неплательщиками налогов и нарушителями таможенного режима. С такими Перовский иногда был чудовищно жесток. Казак Пшеничников был прогнан сквозь строй только за ношение бороды и пререкание с губернатором. По его приказу, закопали в землю живым солдата только за то, что он возмутился, что погибающих в походе на Хиву солдат не хоронили в земле, а бросали в степи, слегка прикрывая снегом. За ограбление казахов во время свадьбы Перовский приказал сотника Бухматова и его казаков прогнать 12 раз сквозь строй из тысячи человек. А это явная и мучительная смерть. «Он был жесток, как было сурово то время», писал о нем В.Пикуль.

Развивая торговлю, Перовский энергично поддерживал местное купечество.

Немало сделал он и для смягчения участи таких политических ссыльных, как А.Н. Плещеев, Н.В. Ханыков, Т.Г. Шевченко и др. Но тщетно просил он монарха о переводе в его подчинение поэта — декабриста А.А. Бестужева, как и некоторых других друзей юности. Их предпочитали отправлять на Кавказ – в эту вечно горячую точку.

Годы первого правления Перовского в то время называли «золотым веком» Оренбургского края. Историк П.Н. Столпянский писал: «Город Оренбург обязан Перовскому построением чуть ли не 3/4 настоящих зданий: караван-сарай, контрольная палата, общественное собрание, дом казённой палаты, казармы — всё построено при Перовском.

Им же было обращено серьёзное внимание и на благоустройство города». Когда молодой губернатор прибыл в город, тот был еще очень мал, дома деревянные, много и полуразрушенных землянок. По указанию Перовского, лачуги разрушали иногда без согласия владельцев, выламывая рамы и разваливая печи. Жителям ветхих домов бесплатно выделялись новые земельные участки, по 50 бревен и 50 рублей (стоимость 10 коров!) для постройки новых изб. В центре, на освободившихся участках, стали строить в основном казенные каменные здания. Они и сегодня — гордость города, памятники архитектуры. В некоторых зданиях размещались административные здания после революции, когда Оренбург стал первой столицей Казахстана.

Строительство грандиозной и великолепной мечети в Оренбурге явилось началом превращения города в центр, где стали сочетаться православные церкви и соборы, мусульманские мечети, костёлы и молитвенные дома. Город становился местом, где мирно уживались различные религии и народы. Напомним, что еще в 18 веке, при Анне Ионовне, в казахскую степь направлялись грамотные муллы и учителя, в основном, из татар, которые разъясняли кочевникам Коран, учили детей грамоте, а заодно и торговали. Именно в то время началось массовое строительство мечетей. Большое внимание В. А. Перовский уделял башкирам. Кроме постройки караван-сарая как торгового центра, планировалось открыть в нем школы для малолеток, мастерские для обучения молодежи ремеслам. Значительное число башкирской молодежи отправлялось в Казань для обучения медицине.

Вспомним, как долго наш Петропавловск страдал о того, что в городе, в его нагорной части не было воды. В Оренбурге устроили так, что вода с Урала поступала в бассейн на городской площади, оттуда жители могли набирать ее бесплатно бочками и развозить по домам.

В. А. Перовский задумал и осуществил меры по улучшению экологического состояния края. В 1833 г. он издал циркуляр для комендантов крепостей: «При проезде моем по линии с прискорбием заметил худое состояние лесов по Уралу — большая часть из них совершенно вырублена или быстро клонится к истреблению; с истреблением лесов, сих кормилиц влаги и снега, освежительная роса исчезает… Урал мелеет и во многих местах представляет беспрерывный ряд бродов… летом палящий зной сжигает хлеба, сено, томит людей и животных… пушной зверь и дичь покидают край, в котором нет лесов для их пищи и жилища… » Под нажимом В.А. Перовского было посажено около 200 тыс. молодых деревьев, правда, из них принялось примерно 70 тыс. В 1836 г. в Оренбурге было открыто училище лесоводства и земледелия. Оно просуществовало более 70 лет и готовило специалистов и для казахстанских городов.

Провел Перовский и военные реформы. Он приказал завести 6 пеших батальонов, что облегчало условия службы части казаков, т.к. избавляло их от необходимости иметь очень дорогого строевого коня. Особую заботу губернатор проявлял о башкиро-мещеряцком войске.

Не все новации губернатора казаки принимали покорно. Бунтовали. Но и Перовский не останавливался перед самыми крутыми мерами. Одно из наказаний — переселение бунтовщиков в отдаленные места губернии. Именно они да солдаты небольших гарнизонов были первыми русскими жителями практически всех нынешних селений на Сырдарье. Они защищали городки, к которым постепенно прикочевывали степняки, спасаясь от набегов немирных южных соседей.

Особые счеты были у Перовского к Хиве, промышлявшей работорговлей. В то время в Хиве было около 2000 рабов – русских и казахов. Сколько было продано в соседние страны, не установить!

О неудачном походе Перовского на Хиву написано немало. Напомним, отряд отправился в поход накануне необычно холодной зимы, в ноябре 1839 г. Большая часть казаков погибла в снегах, так и не дойдя до крепости. Вместе с Перовским в походе участвовали и ближайшие его сотрудники. Они вернулись из похода лишь в апреле 1840 года. Измученные нравственно и физически. А Перовскому еще нужно было ехать в Петербург, чтобы лично объясниться с государем и добиться наград для чинов отряда за те лишения, которые перенесли они на пути в Хиву.

Николай I отпустил Василия Алексеевича, по его просьбе, лечиться в Италию. Однако через 9 лет, в 1851 году, снова вернул его в Оренбург. И тут выяснилось, неудачный поход на Хиву все-таки принес свои плоды. В 1854 году был заключён выгодный для России договор с хивинским ханом. Но теперь уже не Хива, а Коканд не давал покоя огромному краю. Под прикрытием своих крепостей кокандцы производили нападения на казахские и русские селения, ловили женщин для своих гаремов в крепостях, взимали подати, угоняли скот, грабили караваны. Словом, вели себя так же, как хивинцы до 1839 года. «Допущение кокандцев и хивинцев к водворению на том или другом берегу Сыра, — писал тогда Перовский императору, — было бы … несовместимо с плаванием наших пароходов».

Второго июля 1853 г. Акмечеть была обложена русскими войсками и скоро пала. На месте её Перовский основал новое укрепление, названное в его честь «форт Перовский» и завершившее на то время создание Сырдарьинской укреплённой линии. Перовским в том же 1853 году были заказаны два парохода для будущей Аральской флотилии. Были произведены промеры Аральского моря, исследованы его берега и острова. Это не только военная, но и научная заслуга В.А. Перовского.

Весть о кончине Николая I сильно подействовала на Перовского. Хотя новый император Александр II отнесся к нему вполне доброжелательно и в день коронования «пожаловал высшей наградой — бриллиантовыми знаками ордена Андрея Первозванного», Василий Алексеевич понимал, что время его прошло. Здоровье его резко ухудшилось, и, наконец, 7 апреля 1857 года он был уволен от должности оренбургского и самарского генерал-губернатора и корпусного командира. По совету врачей, В.А. Перовский поселился в Крыму, жил в Алупке, в имении князя Воронцова. Там граф Перовский и скончался 8 декабря 1857 года.

Племянник Перовского, поэт А. К. Толстой, писал 11 декабря Софье Миллер: «Сегодня мы отнесли дядю в церковь; мы несли его на руках; дорога была покрыта зеленью — лавровые ветки, ветки розмарина в цвету. Сад полон птицами, которые щебечут, особенно много дроздов».

Наследников после Василия Алексеевича не осталось — женат он не был, а внебрачный сын Алексей умер в молодости. Как говорили тогда, «граф умер, оставив по себе только одно детище – Форт Перовский да усмиренный огромный край». Однако в историю вошли его племянники: Софья Львовна Перовская (1853—1881) — известная террористка, повешенная за покушение на Александра II, и ее брат Василий – политкаторжанин, сын которого был известным ученым-лесоводом, а дочь Ольга – советской детской писательницей.

Вскоре после революции именно в Оренбурге, тогда самом большом и лучшем городе края, была образована комиссия, которая занималась определением границ будущей автономной республики — КазАССР (1920-1924 гг.). В состав новой автономной республики вошли почти все области нынешнего Казахстана, а Оренбург стал его первой столицей.

Однако в 1924 году было принято решение перенести столицу Казахстана в Перовск ближе к центру страны.

По этому случаю город опять переименовали.

Он стал официально называться Кзыл-Орда якобы в честь Красной армии. Но авторы переименования утверждали, что новое имя города означает «Красная ставка».

Кызылорда (теперь пишут так) недолго была столицей. В 1929 году ее вновь перенесли, на этот раз в Алма-Ату (Алматы). Если учитывать, что два пореволюционных года столицей считался Семипалатинск — Семей, то Акмола- Акмолинск- Целиноград — снова Акмола, а теперь Астана, то у нас теперь пятая столица, а наша страна вполне может считаться чемпионом мира по количеству столиц и их переименований.

Имя Перовского исчезло с карты Казахстана, но его носит посёлок в Оренбургской области и улица в Оренбурге, а также мыс на Новой Земле в Карском море. В Оренбурге существует парк им. Перовского, а в нем стоит четырехметровый памятник самому известному губернатору.

Память о Перовском долго хранилась оренбургскими жителями. О нем уральские казаки пели песни. Казахский народный музыкант и композитор Курмангазы назвал одно из своих произведений «Перовский марш». С именем В. А. Перовского связан старинный башкирский охотничье-воинский мужской танец «Пиравски марш» в память о воинах, участниках походов В.А. Перовского в Среднюю Азию и казахские степи. Этому историческому событию посвящена миниатюра В.С. Пикуля «Хива, отвори ворота!».

Поделиться:
Источник: http://www.pkzsk.info/perovskij-ego-imya-nosila-stolica-kazaxstana/