Если бы купец Абдрашит Измайлов, который построил здание, где сейчас размещается ресторан «Генерал Корнилов», под свой скобяной магазинчик, увидел собственные владения, а это ни много ни мало, а усадьба и магазин с лабазом, сегодня, наверное, он был бы счастлив. Всё просто: они сохранились до наших дней, да ещё практически в первозданном виде. Конечно, реконструкция здесь проводилась, и немаленькая, но при работах учитывался стиль постройки и желание сохранить, а где-то и воссоздать исконную старину.

Наш город богат старинными памятниками архитектуры. Многие из них относятся к 19 веку постройки. Большинство этих зданий являются домами и магазинами купцов, развернувших свою предпринимательскую деятельность на территории Петропавловска. К сожалению, некоторые из них сегодня находятся в полуразрушенном состоянии. Такие как, например, дом купца Яушева, Дмитриева, мельница купца Муратова и другие. Но, к счастью, сохранились и «чувствуют» себя прекрасно многие архитектурные сооружение позапрошлого века. Об одном из них мы хотели бы сегодня рассказать нашим читателям.
Практически в самом центре нашего города, на пересечении улиц Карима Сутюшева и Жамбыла, располагается целый архитектурный комплекс исторических памятников. В его плеяду входят два здания, каждое из которых находится под охраной государства и является историческим памятником местного значения. Расположены они по адресам Жамбыла, 164 и Жамбыла,166.
Оказавшись во дворе архитектурного комплекса, мы осознали все масштабы владений, которые могли себе позволить купцы тех времён. Это довольно-таки просторный двор, который включал в себя усадьбу, состоящую из двух домом, и сам «бизнес» купца-мусульманина.
По тем временам было принято строить или открывать магазин рядом со своим домом. Очень часто лавки открывались прямо на первых или цокольных этажах в жилых домах купцов. Господин Измайлов не стал исключением.
Как было упомянуто выше, весь «кубик», именуемый сегодня как архитектурный комплекс, принадлежал купцу Измайлову. Из располагавшихся здесь владений предпринимателя на сегодняшний день сохранились лишь те здания, где были складские помещения и магазин купца, а также его дом. В этом же дворе, ближе к нынешней улице Конституции Казахстана, стоял ещё один дом, фундамент которого сохранился до наших дней. Он был двухэтажным, первый этаж был кирпичным, а второй бревенчатым. К сожалению, да наших дней это сооружение не дожило. Зато сохранилась сама усадьба купца, имеющая два этажа – цокольный и первый. Дом был построен в форме буквы «Г». Как и все жилища купцов-татар имел два входа – для мужчин и для женщин, с интересными, взмывающими практически от самой двери лестницами. Эта техника строения также характерна для татарских домов. Такую же можно было наблюдать и в доме купца Шамсутдинова, что по ул. Конституции Казахстана. Эта лестница там, кстати, сохранилась по сей день.
Магазин и складские помещения купца Измайлова занимали примерно половину здания нынешнего ресторана. По известным данным они были построены в период с 1850-1875 годы. Остальная часть была пристроена нынешними владельцами во время капитального ремонта здания, которое находилось в полуразрушенном состоянии. Даже если основательно приглядеться к реконструированному зданию, то простой обыватель всё равно не отличит старое от новодела. И уж тем более не догадается, что здание, где сегодня расположен ресторан, не цельное, а состоит из двух частей. Одной из которых более 150 лет, а второй — около десяти. Это было достигнуто благодаря грамотной реконструкции, выполненной под стиль исходного здания.
Кажется, что кирпичи, которыми был достроен ресторан, были отлиты и обожжены в далёком 19 веке. Стилизация под старину была проведена настолько искусно, что и сколы с трещинками на новых кирпичах, как две капли воды, сочетаются с «позапрошловековыми». При капитальном ремонте их не стали прятать под современные материалы и даже заштукатуривать. Снаружи они были покрашены краской. А внутри помещения остались нетронутыми. Были просто обработаны бесцветным сохраняющим составом, дабы оставить видимой ту самую нетронутую и неподвластную годам старину. Глядя на неё, удивляешься, насколько добротными раньше были кладка и скрепляющий кирпичи состав. Он, по сведениям историков, изучающих наши края, изготавливался из извести с добавлением белка яиц, поэтому по прочности до сих пор не уступает, а даже превосходит современный цемент.
Внутри помещения сохранены деревянные балки, держащие основание потолка, а также доски, которыми он был застелен. Так как здание изнутри не горело, поэтому вся эта красота с более чем полуторавековой историей смогла сохраниться до наших дней. И видимо, прослужит ещё не один десяток лет. Поскольку ширина досок, используемых, как при укладке потолка, так и при застилке пола использовалась максимальная – семь сантиметров.

Всё, что мы сейчас видим, глядя на здание ресторана «Генерал Корнилов»: стены, окна, входная часть, выполненная в виде двустворчатой двери, обрамлённой кованым железом, колонны, на которых держатся металлические ворота — сохранено с самых времён постройки этого одного из старейших в нашем городе зданий. Конечно, они подвергаются постоянному ремонту за счёт нового владельца здания, именно поэтому и пребывают в приличном состоянии.
Из записей списка архитектурных и исторических памятников Петропавловска можно почерпнуть информацию о том, что кирпичное, одноэтажное здание, расположенное сейчас по адресу: улица Жамбыла, 164, построено на средства купца Абдрашита Измайлова. Этот предприниматель занимался скупкой пушнины, и построил это здание специально под магазин. Известно, что «между магазином и кирпичным домом-усадьбой существовал подземный переход. В ансамбль усадьбы был включён лабаз (складские помещения, которые в 1996 году отреставрированы и используются под помещение ресторана). После 1917 года здание национализировано и передано под различные советские учреждения. Здание взято под охрану постановлением главы областной администрации (№ 60 от 23.03.94 г.)».
Ремонтно-реставрационные работы архитектурного комплекса начались в 1996-1997 годах. Были очищены фасады, кирпич покрыт защитным слоем. Произведена замена столярных изделий.
Этот самый подземный переход был обнаружен при реставрации магазина и усадьбы купца Измайлова. Но, к сожалению, провести там какие-либо исследовательские работы не удалось, поскольку он был обвалившимся. И по заключению экспертов был сделан вывод, что переход был не таким уж и большим. То есть пройти по нему в полный рост, даже невысокому человеку, было невозможно. Чтобы преодолеть расстояние от дома до магазина по данному переходу, нужно было хорошенько наклониться.

Фундамент, как в здании дома купца, так и магазина был сделан из кирпича и достигал, что было обнаружено также при реставрационных работах, почти двух метров в глубину, солидная кирпичная кладка толщиной почти в полметра покрывает и деревянный потолок бывшего лабаза. Оба сооружения за время своего существования хорошо просели, поэтому сегодня вход, как в ресторан, так и чёрный вход в усадьбу, находятся на достаточно приличной глубине. По подсчётам нынешних владельцев этого архитектурного памятника, данные строения просели примерно на полметра. Поэтому если раньше для того, чтобы войти в магазин или усадьбу нужно было спуститься всего по трём ступенькам, то теперь их на пару-тройку больше.
Кстати, во время восстановительных работ между фундаментом и кладкой дома была замечена уникальная система гидроизоляции из бересты. Этот природный материал оберегал дом от излишней влаги и сырости. Также при реконструкции усадьбы был обнаружен уникальный для наших дней способ утепления полов. Для того чтобы с цокольного этажа, где полы были земляными, не тянуло холодом, а в доме были тёплые половые покрытия, застилалось два слоя пола – нижний и верхний. А между ними укладывался слой высушенного и легкого, как пух, конского помёта, служащего в то время теплоизоляционным материалом. Благодаря этой хитрости строителей тех времён пол в домах оставался тёплым, даже при суровых морозах.
Когда были начаты реставрационные работы, на прямоугольных двухстворчатых окнах были обнаружены сохранённые латунные ручки, навесы ставней и защёлки времён постройки здания. Конечно, во времена Советского союза, когда в этих зданиях располагались различные заведения, от архива до художественной мастерской, этот дорогой цветной металл был закрашен на несколько слоёв краской. Но при работах он всё же был обнаружен строителями и, по всей видимости, сдан в пункты приёма цветмета.
О том, какое неспокойное время было в конце 19 века в Петропавловске, как нельзя лучше свидетельствуют находки при реставрации бывшего магазина купца Измайлова. Так вот, в земле около лабаза были обнаружены гильзы с надписью «Made in USA», а также сваленные ворота. Глядя на эти находки, становится понятным, для чего купцы настолько прочно строили оборону своих домов, напоминавших крепость. Помимо решёток на окнах были ещё и металлические ставни. А двери сверху также обносились металлом и закрывались на огромный замок.
В годы СССР внутри здание бывшей усадьбы купца Измайлова напоминало обычное советское учреждение, с маленькими комнатушками, которые были отделены друг от друга фанерными перегородками. На стенах висели знакомые всем со времён детства настенные бра в виде фонариков.
А вот зданию, где сейчас располагается ресторан, повезло намного меньше. Его состояние было куда хуже, и даже заходила речь о его сносе. Но, к счастью, этому памятнику удалось уцелеть, и сегодня он продолжает радовать взор петропавловцев и гостей нашего города.

Дружба народов

Почему же он был назван в честь известного генерала Лавра Корнилова? Нынешние владельцы ресторана объясняют это дружбой и преемственностью между двумя народами – казаками и казахами. Причём же здесь этот генерал? Дело в происхождении этой известнейшей среди всего казачества личности, которая сыграла немалую роль в истории Российской Империи.
Читаем в Википедии: «Лавр Георгиевич Корнилов родился 18 августа 1870 в городе Усть-Каменогорске Семипалатинской губернии. Русский военачальник, генерал от инфантерии. Военный разведчик, дипломат и путешественник-исследователь. Герой русско-японской и Первой мировой войн. Верховный главнокомандующий Русской армии (август 1917 года). Участник Гражданской войны, один из организаторов и Главнокомандующий Добровольческой армии, вождь Белого движения на Юге России, первопоходник.
Существует три версии происхождения Лавра Корнилова.
Первую озвучил в газете «Советы Казахстана» № 223 за 1992 г. кандидат исторических наук, доцент Мурат Абдиров. Согласно его версии, Лавр Георгиевич Корнилов родился 18 августа 1870 года в Усть-Каменогорске, в семье бывшего хорунжего седьмого Сибирского казачьего полка Егора (Георгия) Николаевича Корнилова (умер в 1906 г.), за 8 лет до рождения сына вышедшего из казачьего сословия и перешедшего в чин коллежского регистратора. Считается, что отцовские предки Корнилова пришли в Сибирь с дружиной Ермака. В 1869 году Георгий Корнилов получил должность письмоводителя при городской полиции в Усть-Каменогорске, хорошее жалование и приобрёл небольшой домик на берегу Иртыша, где и родился будущий генерал.

Мать Лавра Корнилова — Мария Ивановна, Марьям — казашка из рода аргын-каракесек. Она училась в церковно-приходской школе, в четырнадцать лет приняла православие и стала называться Марья Ивановна. В семнадцать лет Марьям познакомилась с казаком Георгием Корниловым и вышла за него замуж. Судя по всему, она была женщиной умной, волевой и являлась верным тылом и опорой своему мужу. Уже через два года после женитьбы Георгий Корнилов выбивается в офицеры, а в 1878 году становится чиновником. О родителях Корнилова сохранилось очень мало сведений, но, по-видимому, они друг друга очень любили, поскольку у них было тринадцать детей.
Согласно второй версии, впервые изложенной в казахстанской газете «Мегаполис» № 47 (55) от 28 ноября 2001 г. и № 1 (60) от 10 января 2002 года и автором которой является омский писатель-краевед Владимир Шулдяков — Лавр Георгиевич Корнилов родился 30 (18 по старому стилю) августа 1870 года в Усть-Каменогорске в семье потомственного казака Георгия Николаевича Корнилова — сына толмача из Каркаралинской станицы Сибирского казачьего войска. Г. Н. Корнилов, как и его отец, служил переводчиком в чине младшего урядника 7-го Сибирского казачьего полка, расквартированного в Кокчетавской станице. Здесь он и женился на дочери местного потомственного казака Прасковье Ильиничне Хлыновской. Среди предков Хлыновских были поляки и калмыки. Именно благодаря своим пращурам калмыкам у Лавра Георгиевича явно восточный тип лица.
Автором третьей версии являлся историк Шовунов К. П., который впервые опубликовал свои исследования о происхождения Корнилова в 1992 году в газете «Известия Калмыкии» в статье «Кто вы, генерал Корнилов?». Согласно им, настоящее имя Корнилова — Лавга Гильджирович Дельдинов. Он родился в семье калмыка-казака и русской казачки в донской станице Семикаракорская. Семья распалась, маленький Лавга был усыновлен дядей Георгием Корниловым, проживавшим в Усть-Каменогорске и записан Лавром».
Об истории появления на свет будущего генерала, а также о его казако-казахских корнях также свидетельствуют картины в ресторане «Генерал Корнилов». Они подчёркивают его происхождение, его воинственный, но в то же время добродушный характер. Действительно, судьба генерала Корнилова была насыщенной и весьма противоречивой, о чём свидетельствуют данные энциклопедий.
Из строк Большой биографической энциклопедии узнаём следующие сведения о генерале: «Окончил Сибирский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба. Из училища вышел в Туркестанскую артиллерийскую бригаду. После окончания академии служил с 1889 по 1904 г. в Туркестанском военном округе помощником старшего адъютанта штаба округа, а затем — штаб-офицером для поручений при штабе. Во время службы в Туркестанском округе совершил ряд длительных исследовательских и разведывательных экспедиций в Восточном Туркестане, в Афганистане и в Персии, во время которых хорошо овладел местными языками. В начале русско-японской войны находился в командировке в Белуджистане, Индии. Добился разрешения перейти в действующую армию и с сентября 1904 г. по 1 мая 1906 г. занимал должность штаб-офицера при управлении (штабе) первой стрелковой бригады, где фактически был начальником штаба бригады. В феврале 1905 г. во время отступления от Мукдена прикрывал отход армии, находясь с бригадой в арьергарде. Окружённый японцами в деревне Вазые, штыковой атакой прорвал окружение и вывел бригаду с присоединёнными к ней частями на соединение с армией. Награждён многими орденами, в том числе орденом Св. Георгия 4-й степени, Георгиевским оружием и произведен в «чин полковника за боевые отличия». С мая 1906 по апрель 1907 г. служил в отделе первогообер-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба. 1 апреля 1907 г. был назначен агентом (военным атташе) в Китае, где находился до 24 февраля 1911 г., после чего был назначен командиром 8-го пехотного Эстляндского полка. После недолгого пребывания на должности начальника отряда в Заамурском пограничном округе в декабре 1912 г. был произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады 9-й Сибирской стрелковой дивизии. На фронт Первой мировой войны вышел командиром бригады 48-й пехотной дивизии и в августе 1914 г. уже после первых боев назначен начальником этой дивизии. 48-я дивизия под его командованием сражалась во всех боях в Галиции и на Карпатах в составе 8-й армии генерала Брусилова. Уже за бои в августе 1914 г. был произведён в генерал-лейтенанты.
В конце апреля 1915 г., во время общего отступления Русской армии после прорыва у Горлицы, 48-я дивизия не успела отступить с Дуклинского перевала на Карпатах, была окружена, и раненый генерал Корнилов попал в плен. В июле 1916 г. переоделся в форму австрийского солдата и бежал из плена в Румынию. После возвращения был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени за бои на Карпатах и назначен командиром 25-го армейского корпуса. При Временном правительстве в марте 1917 г. был назначен командующим войсками Петроградского военного округа, где восстановил относительный порядок. По собственному желанию возвращен на фронт и 29 апреля 1917 г. назначен командующим 8-й армией. Добился временного успеха в период июльского наступления Русских армий Юго-Западного фронта. Еще 19 мая 1917 г. приказом по 8-й армии генерал Корнилов разрешил формирование 1-го ударного отряда 8-й армии — будущего Корниловского ударного полка под командой капитана Неженцева (первая добровольческая часть в Русской армии). Капитан Неженцев блестяще провел боевое крещение своего отряда 26 июня 1917 г., прорвав австрийские позиции под деревней Ямшицы, благодаря чему был взят Калущ. После Тарнопольского прорыва немцев и общего отступления русских армий удержавший фронт генерал Корнилов был произведен в генералы от инфантерии и 7 июля 1917 г. назначен Главнокомандующим войсками Юго-Западного фронта, а 18 июля 1917 г. Верховным Главнокомандующим Русской армии. Стремясь восстановить дисциплину в армии и правопорядок в стране, с тем, чтобы довести войну до победного конца, генерал Корнилов, по соглашению с представителями главы правительства А. Ф. Керенского при Ставке и с ведома А. Ф. Керенского, отправил 25 августа 1917 г. 3-й кавалерийский корпус в Петроград, дабы предоставить в распоряжение Временного правительства надежные войска на случай вооруженного восстания большевиков. В ходе продвижения этих войск на Петроград А. Ф. Керенский переменил свою первоначальную позицию под давлением Петроградского Совета и объявил 27 августа генерала Корнилова мятежником, сместил его с поста Верховного Главнокомандующего и объявил себя самого Главнокомандующим. Не желая развязывать гражданской войны, генерал Корнилов отказался от использования верных ему войск, в том числе Корниловского и Текинского полков, и был арестован 2 сентября 1918 г. Вместе со многими своими сторонниками был отправлен в Быховскую тюрьму, где внутреннюю охрану нес преданный ему Текинский полк. 19 ноября 1917 г. начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Духонин послал в Быхов полковника Кусонского с приказом об освобождении генерала Корнилова и его сторонников и сообщением о приближении большевистских отрядов к Могилеву. Тогда же генерал Корнилов, в сопровождении Текинского конвоя, отправился на Дон и прибыл в Новочеркасск 6 декабря 1917 т., где вместе с генералом М. В. Алексеевым приступил к формированию Добровольческой армии. 25 декабря 1917 г. генерал Корнилов стал ее первым командующим. Убедившись в развале на Дону, после того как застрелился генерал Каледин, 14 февраля 1918 г. он выступил в 1-й Кубанский («Ледяной») поход, чтобы создать на Кубани базу для дальнейшей борьбы с большевиками. Несмотря на огромное превосходство большевистских войск, он победоносно вывел свою небольшую армию на соединение с Кубанской Добровольческой армией и, приняв общее командование, подошёл к кубанской столице. Убит снарядом при штурме Екатеринодара 31 марта 1918 г. Его тело было жестоко растерзано большевиками, а прах развеян по ветру».
Вот так и получилось, что здание, которому примерно полтора века, стало носить имя великого полководца. Возможно, эти совпадения не случайны, ведь трудно сломить того, о ком жива память…

Поделиться: