Вдоль речушки Ичвы, между гор и крутых скал, выстроились усадьбы, храмы, кладбища и сады. А на высокой горе Боны, словно бы венчающий долину, расположился Кременецкий замок. Точнее то, что от него осталось. А осталось и правда не много — квадратная в плане надвратная двухъярусная башня с арочными готическими воротами, в некоторых местах стены стёрты практически до основания, в других – сохранились на почти изначальную высоту.

История Кременца началась именно с этого замка. Город расположен на берегах древнейшего Сарматского моря (было такое когда-то, примерно 14 — 10 млн. лет назад), что существенно повлияло на формирование рельефа и кременецкие холмы будто вырастают среди равнины, а сама гора, в действительности, является сплошным камнем. Это фактически скала, если быть точным — гора-останец абсолютной высотой 397 метров, вулканическим конусом поднимается над центральной частью Кременца на сотню метров.

С центром гора соприкасается с востока, а с трех остальных сторон ее окружают глубокие овраги, служившие дополнительной линией защиты замка от врагов. Такое удобное место не могли не оценить древние строители, и вот в VIII—IX веках на Замковой горе появилась первая (еще деревянная) крепость дулебов. Укрепление располагалось на западной оконечности вершины и имело значительно более скромные по сравнению с нынешними размеры (62м х 52м).

Кременец. XIX столетие. Луи Пьер-Альфонс Бишебуа.

Есть версия, что после образования в IX веке Киевской державы Кременец вошёл в её состав. Кроме того, первые упоминания о городе встречаются в польских энциклопедических словарях. Так согласно польских источников Кременец, как укрепленный город, существовал уже в 1064 году, когда его, вставшего на пути войска Болеслава II Смелого (1042 — 1081) во время Киевского похода, взяли приступом передовые отряды князя. Точнее, владелец замка сам открыл ворота и поклялся в верности, чем обеспечил некоторое спокойствие себе и своим потомкам.

Другое официальное упоминание — Ипатьевская летопись, в которой Кременец упоминается в 1227 году как город в составе Галицко-Волынского княжества, который не удалось взять венгерскому королю Андрею ІІ после успешного взятия Теребовля и Тихомля.

Не удалось взять крепость и «гостям с Востока». Зимой 1240-1241 годов к городу подошёл хан Батый с большой монгольской ордой, но, в отличие от остальных крепостей, не смог захватить Кременецкий замок. Позже, в 1254 году под Кременцом войска Даниила Галицкого разбили татар, под предводительством хана Куремсы.

И только через 5 лет замок впервые пал. Но снова не в бою. В 1259 году родному брату Даниила — русскому князю Васильку пришлось уничтожить крепость в Кременце по условиям договора с тёмником Бурундаем. Возрождать к жизни замок на горе начали лишь спустя двадцать лет, во времена правления Мстислава Даниловича в начале 90-х годов XIII века. Его периметр значительно увеличился (практически в четыре раза) – была сооружена внешняя линия обороны, примыкавшая к Червленой въездной башне (первоначально единственной) с подъемным деревянным мостом через перешеек, охватывающая практически всю вершину горы Боны кольцом восьмиметровых в высоту стен двухметровой толщины. Камень полностью заменил дерево.

В конце XIV века, с вхождением Волыни в состав Великого Княжества Литовского, замок помимо оборонительных функций стал нести еще и репрезентативные, превратившись в одну из резиденций (возможно самую южную) великих князей литовских. Оказавшись в конце века (1396 год) в руках Великого князя литовского Витовта (1350 — 1430) замок в Кременце наконец обретает некоторую стабильность: его восстанавливают, приводя в боевую готовность, а в его стенах размещается военный гарнизон.

Таким увидел Кременецкий замок Наполеон Орда. Акварельничал он вероятно от стен иезуитского коллегиума, слева на переднем плане — бывший костел францисканского монастыря, ныне собор св. Николая

Благодаря своей изолированности и неприступности, в 1399 году на замок пал королевский выбор как на родовую темницу князя Свидригайло (1370 — 1452).

С усилением татарской агрессии на полтора века (последняя четверть XV — начало XVII) твердыня над Ирвой, уже в подданстве Речи Посполитой, становится постоянной ареной боевых действий, что было связано с его приграничным месторасположением. Но в этой ситуации были и свои положительные моменты: щедрые субвенции на оснащение, восстановление и укрепление крепости, финансирование увеличившегося военного гарнизона дали толчок к развитию города.

Для дополнительного усиления обороноспособности комплекса со стороны перешейка с горой Черчей был вырыт ров и сооружены два каменных бастиона. Внутри всего периметра крепостных стен ютились 34 деревянных сооружения зажиточных горожан, где сберегалось их самое ценное имущество, в виду постоянного нахождения города на передовой боевых действий, каменная цистерна для сбора дождевой воды, девять амбаров для продовольственных запасов, жилой двухъярусный дом из прочной древесины (сообщалась с Надвратной башней), церковь Архистратига Михаила, а так же прочие хозяйственные сооружения (темница, пекарня, сторожевая будка).

Комплекс Кременецкого замка создавался на принципах ранней готической оборонной архитектуры: два глухих нижних яруса, минимализм декорового убранства, простота геометрических объемов, зубцы-мерлоны высотой до 2 метров (позднее переоборудованные в сплошной парапет путем закладки межзубцового пространства), деревянный опоясывающий крытый помост крепостных стен.

Но наибольший расцвет Кременецкий замок получил, попав во владение одной из наиболее ярких личностей из числа своих хозяев. И об этом хотелось бы рассказать поподробнее.

Итальянские страсти польской королевы

В октябре 1515 года от родовой горячки умирает Барбара Запольяи, жена польского короля и великого князя Литовского Сигизмунда I Старого. Выдерживал ли король Сигизмунд траур или просто был поглощен войной, объявленной Московскому великому княжеству (так называемая, Русско-литовская война 1512—1522 гг.) - не известно, но отсутствие наследников мужского пола грозило прервать династию Ягеллонов, и он женится второй раз. В противовес мягкой и набожной Барбаре, все участие которой в политической жизни Польши ограничивалось непрестанным молитвами, новая избранница короля - 24-летняя родственница императора Священной Римской империи Максимилиана І - отличалась незаурядным умом и политической хваткой.

Портрет Сигизмунда I, 1511-1518. Ганс Кульмбах.

Еще до замужества будущая королева Бона Сфорца д’Арагона получила блестящее образование, она знала право, географию, латынь, теологию, философию и математику. В ее жилах текла кровь Медичи и Борджиа, Бона встречалась с великим Леонардо да Винчи, который работал во дворце ее родителей — миланского дука Джана Галеаццо Сфорца и Изабеллы Арагонской.

Сигизмунд встретил свою невесту неподалеку от Кракова, их торжественный въезд в столицу сопровождали более 10 тысяч шляхты, а дорога была устлана коврами и цветами. Она же везла с собой многочисленную свиту из итальянских мастеров и поваров. Якобы именно благодаря им на столах краковских и виленских аристократов появились апельсины, лимоны, инжир, оливки, изюм, миндаль. В замках впервые стали слышны голоса экзотических попугаев. А аристократки надели открытые платья с глубоким декольте. Да и вилки в польско-литовское государство тоже привезла Бона.

Портрет Боны Сфорца д’Арагона. Джованни Больтраффио.

Вскоре Бона Сфорца родила королю наследника трона, который получил при крещении родовое имя Сигизмунд и амбициозное - Август. Король же, Сигизмунд I, становился все более немощным, поэтому управление страной постепенно брала в руки его молодая жена. Как отмечает польский исследователь, все усилия Боны были направлены на укрепление династии Ягелонов в Европе и борьбу против Габсбургов и Гогенцоллернов. Гетьман Ян Тарновский, краковский епископ Самуил Мацейовский, дипломат польский в Германии, Австрии, Нидерландах Ян Дантишек были у нее под пятой. Королева стремилась собрать для своей династии огромное богатство и для достижения этой цели не пренебрегала ничем.

Бона Сфорца. Неизвестный автор.

Став королевой Польши, Бона Сфорца мечтала о создании династической формы правления, чтобы королевская власть переходила от отца к сыну. И в первую очередь она, с присущим роду Медичи умением плести интриги, обстоятельно взялась за обеспечение своему сыну светлого королевского будущего.

Ему было только два года, когда она добилась подтверждения исконных прав сына на дедовское Великое княжество Литовское. Если бы не стремление прекрасной итальянки обеспечить независимую от Польши корону своему сыну, Люблинская уния, объединившая два государства в одну конфедерацию, была бы подписана на полстолетия раньше.

На великокняжеский престол Сигизмунд II Август взошел 18 октября 1529 года — именно в этот день девятилетний мальчик получил меч и шапку великого князя и занял место между матерью и отцом в тронном зале виленского замка. Он стал самым юным из великих литовских князей. Через год, еще при жизни отца, стараниями матери его выбрали королем Польши. Именно тогда старший Сигизмунд и получил прозвище Старый.

Сигизмунд I Старый. Марчелло Бачиарелли.

Но не только политические интриги интересовали Бону. Помимо политического, у нее был и незаурядный хозяйственный дар. В огромном государстве ее супруга, объединявшем современные Польшу, Литву, Украину и Беларусь, хватало хлеба, скота и других природных богатств. Поэтому королева Бона принялась разрабатывать эту «золотую жилу». Она способствовала развитию торговли, строила дороги и мосты, она вводила земледелие в тех регионах государства, где издавна были только леса. При ее владычестве из Галичины, Волыни и Подолья стремительно возрос экспорт в Западную Европу зерна, скота, недубленых шкур, древесины, смолы, поташа. В результате всех реформ королевы государство богатело, становилось мощнее, и это вызывало недовольство Габсбургов, которые были главным противником Боны на международной арене.

Сады королевы Боны в замке Вавель

Глядя на поразительные успехи в развитии экономики государства, Сигизмунд передает ряд городов в личное управлении Боны — Бар, Кобрин, Рогачёв, Мотоль, Пинск и Кременец с прилегающими деревнями и сёлами.

Благодаря кипучей деятельности Боны начали заселяться малообжитые земли. Разраставшемуся населению нужны были для земледелия нормальные поля. Бона, вероятно, первая властительница, которая подумала о масштабной мелиорации. Современные топографические карты доносят память об этом до наших дней: на восточной окраине города Кобрина в Днепро-Бугский канал впадает канал Боны. К этому же времени относится ее попытка осушить болота южнее Кобрина. Есть сведения, что по ее же инициативе сделан еще один канал — от Пинского замка, где находилась королевская резиденция, до деревни Стытычево (в 5 км от Пинска). Канал существует до сих пор.

Именно в годы правления Боны наступает расцвет для многих белорусских городов, появляется регулярная линейная планировка улиц, развиваются ремесла и торговля.

При королеве второй по значению в Великом княжестве Литовском город — Гродно получает водопровод, при ней здесь мостят улицы и торговую площадь. С именем прекрасной итальянки связаны и ратушные городские часы, через века ставшие символом Гродно. Первое упоминание о пятисотлетних часах датируется 1541 годом, когда Бона отдала распоряжение взять на службу часовых дел мастера для обслуживания их механизма.

Портрет Боны Сфорца. Матейко Ян Алоизий

Не меньше повезло и замку в Смолянах. Сохранившиеся до наших дней руины замка свидетельствуют, что он имел традиционную по тем временам прочную браму, по высоте равную жилым корпусам замка. Рядом находилась внушительная 5-этажная башня, украшенная утонченным рельефным декором, близким по характеру художественному стилю ренессанса. Внутри уцелевшей башни видны остатки винтовой лестницы, многочисленные ниши различных размеров, остатки арочного перехода из главного корпуса в башню, детали каминов, скульптурное панно на стене.

Если вернуться к Кременцу, то расцвет замка так же начался, когда Сигизмунд I подарил его своей супруге. Произошло это значимое событие 4 апреля 1536 года. Благодаря этому Замковая гора получает свое второе имя — Бона, а сама твердыня — новый толчок к развитию благодаря расширению границ земельных владений его хозяйства. Бона перестроила комплекс в ренессансном духе, согласно инвентарю здесь имелось два моста, три башни, церковь св. Михаила, а так же высокие стены и вооруженный пушками гарнизон.

Бона Сфорца существенно укрепила замок, на замковом дворе размещались казармы, пороховой погреб и дворец, который Бона превратила в роскошную резиденцию. Но в первую очередь это была мощная военная база.

Портрет Сигизмунда I. Матейко Ян Алоизий

Не было только колодца, и как ни старались все владельцы места его пробить в известняковых толщах горы, до конца это так никому и не удалось. Возможно, именно данный прискорбный факт стал в итоге одной из причин падения Кременецкого замка, но об этом позже.

Несмотря на все то хорошее, что сделала королева для белорусской земли, итальянку не слишком любили на новой родине. Придворные не питали к ней особой симпатии, поскольку она пыталась перенести на польскую почву итальянскую модель управления. Выкуп угодий, раздача должностей особо приближенным, избрание и коронация малолетнего Сигизмунда Августа при здравствующем отце ополчили против Боны польскую шляхту. И хотя благодаря средствам от свадебного приданого и нажитому огромному состоянию, честолюбивой итальянке удалось организовать в Сенате группу поддержки, ей непросто жилось в новых землях.

Как это обычно происходит, подданные боролись со страхом смехом. О королеве любили рассказывать грязные и страшные истории. Говорили, чтобы как можно дольше оставаться молодой, Бона купалась в крови невинных девушек, которых выбрасывали на колесо с шипами в одной из башен королевского замка. Так якобы ушло из жизни 300 девственниц.

Еще одна любимая история местной знати про королеву-иностранку — о ее офицерском гареме. Якобы она устраивала оргии с участием нескольких десятков красавцев-охранников (а это в основном были поляки, шотландцы и немцы). Об этом было немедленно доложено ее мужу, который приказал казнить всех любовников. Но Бона вымолила у Сигизмунда Старого прощение для 3-го, 9-го и 27-го офицера из списка. Некоторые берутся утверждать, что именно после этой истории и пошла мужская традиция поднимать тост за женщин в такой последовательности!

Барбара Запольяи, Зигмунд I Старый и Бона Сфорца

Разумеется, никаких реальных подтверждений этим слухам не обнаружено.

Легенды «рабоче-крестьянского» класса, в отличии от шляхты, были куда добрее. Например, есть народная легенда, согласно которой по приказу королевы Боны был протянут кожаный мост от над бездной, по которому она ежедневно прогуливалась. Мост оборвался, и пока она падала, то очень сильно молилась. Чудом осталась живой, и в благодарность за свое спасение построила в Кременце под замковой горой католический францисканский монастырь. Если описанное народной легендой событие действительно имело место, то это произошло в 1539 году, потому что именно в этом году, как свидетельствуют архивы, по распоряжению королевы Боны, было начато строительство монастыря.

Фрагмент картины «Зигмунт II Август». Матейко Ян Алоизий.

Хотя в плане убийства молодых девушек толика правды есть. Бона была прекрасной и заботливой (иногда до крайностей) матерью. При этом она отчаянно не любила тех женщин, которых предпочитал ее сын.

Первую невесту своему любимцу Бона выбрала сама, супругой 23-летнего Сигизмунд Августа стала одна из 15 детей чешского и венгерского короля Фердинанда 17-летняя эрцгерцогиня австрийская Елизавета. Коронация молодой королевы прошла в мае 1543 года, и с той минуты Бона просто не скрывала ненависти к невестке. Она не позволила Елизавете иметь большой двор, причем из 114 дворянок Елизаветы только три были немки. Наконец стала добиваться развода сына с Елизаветой на том основании, что они родственники. Так что жизнь юной королевы ни у кого во дворе не вызывала зависти.

Сигизмунд Август и Барбара Радзивилл. Матейко Ян Алоизий, 1867 г.

А через три года после свадьбы нелюбимая невестка умерла. Похоронили молодую польскую королеву и литовскую княгиню в виленском костеле святого Казимира рядом с великим князем и королем Александром. Сигизмунд Август стал свободен для нового брака.

Молодой король не слишком горевал об этой смерти, у него еще до свадьбы появилась любимая женщина — Барбара Радзивилл, вдова Гаштольда, который умер в 1542 году, не оставив детей. Молодая вдова жила то в имении покойного мужа, то при своей матери и брате Николае Радзивилле Рыжем в виленском дворце. И когда Бона решила вновь женить сына на единственной дочери Альбрехта Гогенцолерна княжне Анне, чтобы претендовать на прусскую корону, Сигизмунд Август восстал и тайно женился на своей возлюбленной.

Барбара Радзивилл — польская королева

Его отец первоначально запретил своим подданным признавать этот брак, но после смерти Сигизмунда Старого в 1548 году настал звездный час молодой королевской четы. Эту пару сейчас называют «белорусскими Ромео и Джульеттой». Поместья Радзивиллов В основном располагались на территории современной Беларуси, которая тогда была частью Великого Княжества Литовского, и Радзивиллы были белорусскими магнатами.

17 апреля Сигизмунд Август представил Сейму Барбару как свою жену, это разозлило не только королеву Бону, но и всю польскую шляхту. На жизнь Барбары Радзивилл не однажды покушались, обставляя дело как несчастный случай. Несмотря на это коронация Барбары состоялась 7 декабря 1550.

Но вскоре после этого торжественного события молодая королева и великая княгиня литовская начала сгорать, как свеча, и все старания лекарей вернуть ее к жизни были напрасны. Умерла Барбара в возрасте 31 года, по некоторым сведениям на руках своего мужа.

Смерть Барбары Радзивилл. Йозеф Зимлер, 1860 г.

Барбару хотели похоронить в королевской усыпальнице на Вавеле, но король Сигизмунд II Август сказал: «Там, где живой выказали неблагодарность, не пристало оставлять и мёртвую среди таких людей». По завещанию умершей ее гроб повезли в Вильно и поместили в часовне Святого Казимира в Вильнюсском соборе.

Король был безутешен. Его склонность к мистицизму стала болезненной, Сигизмунд всё чаще обращался к магам и колдунам.

Он пытался, если не вернуть, то хотя бы увидеть умершую жену. По легенде, знаменитый колдун пан Твардовский смог вызвать для него призрак умершей, строго предупредив, что он не должен прикасаться к призраку. Но когда Сигизмунд увидел умершую жену, он бросился ее обнимать. Дух исчез, оставив короля обезумевшим от горя. Есть несколько картин, посвященных этому эпизоду.

Фрагмент картины «Призрак Барбары Радзивилл». Войцех Герсон, 1886 г.

Его верность красавице Барбаре — стала источником вдохновения для поэтов и художников на все времена. А призрак Барбары Радзивилл, если верить слухам, и сегодня бродит по залам Несвижского замка.

Король Сигизмунд II Август заподозрил, что мать причастна к отравлению жены. Ведь при дворе была куча лекарей и аптекарей старой королевы. В этом также была убеждена и высшая знать Польши и Литвы. Молва открыто намекала на ее родство с самыми известными европейскими отравителями — Медичи и Борджиа. Однако современные историки считают, что Барбара Радзивилл умерла от рака.

Бона в похоронах невестки не участвовала. Хотя доказательств отравления никто не получил, между матерью и сыном началась многолетняя «холодная война».

Твардовский вызывает призрак королевы для короля Сигизмунда. Анонимный польский художник, XIX век.

Следующей королевой Сигизмунд Августа стала сестра его первой жены Екатерина австрийская. Екатерина, зная печальную жизнь своей сестры под гнетом Боны, не сильно стремилась стать женой Сигизмунда. Тем не менее, брак состоялся. Свадьбу справляли в Кракове, а уже через две недели стало понятно, что добрых отношений между супругами не будет. Как и две предыдущие жены, Екатерина не беременела, в 1558 году тяжело заболела, и после этого активно стремилась вырваться от Сигизмунда Августа домой, причем весьма успешно.

Поняв, что понимание невозможно, королева-мать решила вернуться на родину. Но сын-король не позволял.

Екатерина Австрийская, 3 жена короля Сигизмунда Августа. Портрет школы Кранаха.

Он не хотел потерять ее огромных земельных владений, замков, городов, местечек, сел, лесов и промыслов в Польше, Украине и Беларуси. Даже когда она от них отказалась, Сигизмунд II Август все равно зарился на ее бывшее приданое, а также приобретенные ею уже в Польше огромные деньги. За мать вступились дочери. А они были не кем-нибудь: Изабелла — королевой Венгрии, Екатерина — королевой Швеции, София — великой герцогиней Брауншвейг-Вольфенбютельской. В противостоянии с сыном Бону поддержала также ее свояченица — королева Англии Мария Тюдор.

В конечном итоге, жива была еще Хуррем Султан (Роксолана), жена турецкого султана Сулеймана Пышного, с которой Бона обменивалась дружескими письмами. Ссориться с такими влиятельными монархами молодому Сигизмунду было не с руки, и он сдался.

В один из последних дней февраля 1556 года из Варшавы выехал обоз подвод под охраной закованных в металлические латы венгерских гусар. Впереди по еще застывшей от мороза дороге гремел роскошный рыдван. В нем сидела немолодая, но еще красивая женщина с сединой в густых черных волосах. Королева-мать Бона Сфорца навсегда покидала страну, где она почти сорок лет чувствовала себя едва ли не полноправной хозяйкой.

За рыдваном, по свидетельствам хронистов, катились 24 подводы с серебром, золотом и драгоценностями. А подводы, груженные мебелью, коврами, фарфором и утварью, забранными из замков, которыми когда-то она владела, в этом обозе невозможно было сосчитать.

Бона Сфорца во вдовьем одеянии

За четыре десятилетия своего правления королева Бона накопила огромное состояние. Вернувшись на родину, она одолжила испанскому королю Филиппу II из монаршего дома Габсбургов то ли 420, то ли 430 тысяч дукатов (одна такая монета содержала почти 3,5 г золота 986-й пробы). Это стало роковой ошибкой женщины, так хорошо разбиравшейся в интригах. Не желая отдавать долг, Филипп приказал ее отравить. Приговор привел в исполнение личный врач Ян Антонио, подкупленный испанским королем.

Отравление королевы Боны. Матейко Ян Алоизий, 1859 г.

Умерла Бона в 63-летнем возрасте в полном одиночестве. Тело старой королевы положили сначала в замковой часовне, где оно чуть было не сгорело, когда гроб охватило пламенем от свечей. Королеву Бону похоронили очень скромно. Любимый сын так и не простил мать, даже после ее смерти.

Позже ее дочь Анна Ягеллонка, жена семигородского князя Стефана Батория, который в 1576-м стал королем Польши, заказала для нее богатое надгробие, сохранившееся в итальянской Бари до нашего времени. Скульптура Боны находится в центре на саркофаге, а по краям — скульптуры двух епископов: Святого Николая, покровителя Бари, и Святого Станислава, покровителя Польши. Две женские фигуры держат герб Польского королевства слева и герб Бари справа. В 1928 году было предложено перенести мавзолей, но уважение к истории возобладало, и всё осталось на своих местах.

К слову, та же Анна распорядилась даровать бывшему владению Боны Сфорца Пружанам Магдебургские привилегии вместе со статусом города, городской печатью и гербом, который во многом повторил герб Милана: на серебряном поле извивается уж, из пасти которого появляется младенец. Этот древний герб является символом Пружан до наших дней.

Падение и закат замка

А что же Кременец? После отъезда Боны былое величие постепенно угасло. Больше некому было его развивать. Но замок простоял еще без малого сотню лет.

Последние свои дни Кременецкий замок, в полном смысле этого слова, доживал в сентябре 1648 года, когда под его стены пришли войска Богдана Хмельницкого. Отряд полковника Максима Кривоноса, численностью, по некоторым данным, около семи тысяч, полтора месяца осаждал кременецкий замок. Цель казаков — поляки, скрывающиеся за стенами замка после поражения под Пилявцами. И хоть ранее сюда приходили представители многих народов, только это посещение оказалось действительно роковым. Могильные плиты, как пьедестал горы Черча, и сейчас напоминают о кровопролитном штурме, когда крепость первый и последний раз в своей жизни пала, чтобы уже не возродится вновь.

Полковник Максим Кривонос

Несколько недель кровопролитных сражений и поддержка многочисленных повстанцев привела к тому, что защитники, при всей их храбрости и при всех их надеждах не смогли сопротивляться. Неприступный ранее замок, казаки Кривоноса разрушили практически до основания. С тех пор он мало изменился. Разве что время еще добавило.

Разрушение замка в Кременце

Из всех последующих правителей этой земли выделил деньги на восстановление только король Польши Ян II Казимир. Но поскольку он это сделал незадолго до отречения от престола и смерти, до реконструкции эти деньги так и не дошли.

В начале 70-х годов ХХ столетия на территории крепости был проведен ряд археологических исследований. И хотя в последнее время в воздухе витает идея возрождения из небытия кременецкой твердыни, но для практического воплощения ее в жизнь, как обычно, не хватает финансирования и идейного вдохновителя.

Хотя в начале XXI века был разработан проект, который предусматривал консервацию руин замка, и вот он был успешно осуществлен. Все горы, которые находятся там, теперь относятся к национальному парку. Но это не все, что планировалось сделать для консервации замка.

Кременецкий замок. Раскопки 1973-1974 годов.

Фотографии 1900, 1919, 1924, 1930 и 1939 годов.

Современная администрация наконец-то разглядела в горе Боны и кременецком замке туристический потенциал, поэтому современный проект предусматривает не просто консервацию, а полноценное восстановление строения. Да, его планируется улучшить, причем именно так, что он будет полностью восстановлен. Когда конкретно будет завершена работа пока нельзя сказать, но средства из бюджета государства уже выделены. Так что этот замок может быть первым восстановленным в стране, и это вполне соответствует его прошлому, так как неприступный замок того достоин.

Чем же интересна эта тема лично мне, и к чему я пишу эти строки. Так получилось, что одни из четырех корней нашего «семейного древа» уходит в деревню Угорск, что в 20 километрах от Кременца, и входила в число тех самых «прилегающих деревень», которые Сигизмунд I подарил королеве Боне. Так что велика вероятность, что 25% моих предков, живших в 16 веке были её подданными. А может и не были — сейчас мы этого наверняка не узнаем.

Архив
Поделиться:
Источник: http://history1752.su/zamok-korolevy-bony/