Как освещали свои дома жители Петропавловска, или Зачем дореволюционному Петропавловску нужны были салотопенные заводы.

Еще в конце 18 века, сразу после «сдачи в эксплуатацию» Петропавловской крепости, на приграничные базары и ярмарки степняки повезли свое главное богатство – скот и разную продукцию животноводства. Конечно, в первую очередь торговали мясом, но второе место занимало сало — жир. Его вытапливали прямо в городе на салотопенных заводиках, а потом отправляли в глубь страны и даже за границу на дальнейшую переработку.

Не следует думать, что салотопенные, мыловаренные и кожевенные заводы старинного Петропавловска были чем-то грандиозным, вроде современного мясокомбината. Известный санитарный врач Ц.А. Биляловский даже в конце 19 века описывал такое «предприятие» — котел прямо во дворе хозяина, вмазанный в печку; в нем три-пять рабочих вытапливают жир, промывают его в огромном деревянном ящике; собирают сало лопатками, а остатки грязной воды вместе с «ашурками» (ошметками кожи, костями и другими остатками) выливают прямо на землю, и она стекает в Ишим или в старицы, загрязняя их. Кроме санврачей, мало кто думал тогда об экологии.

Но зачем городу нужно было так много сала? Думаете, наши предки совсем не заботились о фигуре и ели жирную пищу на завтрак, обед и ужин? Конечно, в какой-то мере, это правда. Люди много и тяжело работали, жилища зачастую были холодными – калорий для восстановления сил требовалось много, поэтому жирная пища была необходимой и казалась вкусной и полезной.

Трудно себе представить, но в основном жиры шли не в пищу, а на освещение жилищ. Нам, избалованным электричеством, трудно представить себе, сколько примитивных масляных светильников: коптилок, каганцов, масленок — зажигалось каждый вечер в огромной стране — в избах, хатах, юртах, чумах. А в Петропавловске были еще солдатские палатки и казармы крепостных гарнизонов, землянки при редутах, да и вся казачья станица под горой разве иначе освещалась?! Казаки, разбросанные по станицам и редутам вдоль Горькой линии, тоже довольствовались «каганцами» — небольшой посудиной с фитильком из веревочки или тряпочки. Такие светильники, наполненные салом, давали неприятный запах и очень сильно коптили. А что было делать?

Чтобы сэкономить на освещении, женщины, особенно сельские, длинными зимними вечерами собирались по очереди в доме у кого-то одного и в таком «клубе по интересам» занимались рукоделием, пели песни, рассказывали разные истории, из чего иногда рождались настоящие шедевры. Вспомним Гоголя и его «Вечера на хуторе близ Диканьки» или народные легенды, сказки, страшилки. Большинство из них родились на таких «вечёрках» — посиделках. Сейчас в музеях, в том числе, и в нашем, хранятся старинные вышивки, кружева, народные костюмы такой тонкой работы, что и представить себе невозможно, в каких условиях их создавали наши прабабушки. Свет в окошке, лучина или каганец, умелые руки да творческая фантазия – вот и все!

Да и мужчинам у себя дома можно было поработать при свете маленького масляного светильника или всего-навсего лучины – тонкой щепочки или палочки, воткнутой прямо в стенку или в лавку. А пучки тонко расщепленных лучинок вставлялись в железные держатели — светцы. При раскопках археологи часто находят эти светцы, иногда по форме напоминающие современные торшеры, тоже стоящие на одной железной ножке. Во избежание пожара под светец подставляли посудину с водой. И все равно селения часто горели от таких источников света. Петропавловское деревянное подгорье выгорало чуть ли не через каждые пять лет, пока после особенно страшных пожаров в середине XIX века город не стали строить на горе. Власти всячески поощряли желающих выстроить себе кирпичные дома — давали кредиты, снижали налоги. А в городе появились новые предприятия – кирпичные заводики.

Даже маленькие масляные светильники для самого небольшого комфорта в доме требовали в целом по стране огромного количества жира. Большая часть его петропавловские купцы скупали в своем городе или в соседних – в Кургане, Ишиме, на знаменитой Тайыншинской ярмарке. Сало увозили на свечные заводы, которых было множество как у нас в стране, так и где-нибудь в «цивилизованной» Европе. Затем готовая продукция изрядно подорожавшая, возвращалась обратно в магазины в виде свечей.

Изобретенные очень давно, еще в Средневековье, небольшие цилиндры из свечного сала, из воска или из смеси этих двух компонентов и растительных жиров стоили дорого и были доступны лишь зажиточным людям. В книгах расходов хозяев или управляющих имениями обязательно была графа «на свечи». Их покупали ящиками, и денег на свет уходило немало. Военным даже приплачивали к жалованию некоторую сумму на свечи. Аренда квартиры с освещением за свой счет обходилась студентам, гимназистам или мелким чиновникам, таким, как, например, Хлестаков, дешевле, чем с хозяйскими свечами.

Когда мы, читая рассказы классиков, встречаем в них такие фразы, как, например, у Л. Толстого, «перед балом зала была ярко освещена» или у В. Вересаева, «слуги украли свечу и играли в карты», то даже не представляем, что кроется за такими сообщениями. Со второй фразой все ясно – воруют-с! А первая говорит о богатстве хозяев бала и немалых расходах на светский праздник. Даже бегло взглянув на окна, гости могли сразу понять, сколько денег потрачено на бал, в частности, на освещение дома. Ведь, кроме люстр и настенных бра, приходилось «заправлять» большие чаши-плошки у входа во дворец и на лестницах. Чтобы осветить даже небольшое помещение, требовались сотни свечей, а ведь в роскошных хрустальных люстрах тоже горели свечи.

Они чадили, загрязняли потолки и стены. Когда мы видим в кино какой-нибудь аристократический бал и завидуем вальсирующим барышням, то просто не чувствуем, какой запах горелых фитилей и свечного сала скапливался в «бальной зале» и чем еще, кроме духов, пахли прелестные барышни и кавалеры после бала. Но до середины XIX века, как ни старались изобретатели, ничего лучше сальных свечей придумать не могли. Вот и отправляли на свечные заводики тысячи пудов животного жира из Сибири и казахских степей, везли с морских берегов даже вонючую ворвань – китовый и рыбий жир. В результате едва не уничтожили морских великанов.

Мастеровые — свечники были уважаемыми людьми. Еще в петровские времена они делились на две группы: одни делали сальные свечи, другие – более дороги восковые. Но простому народу вообще были недоступны ни те, ни другие. Лучины и разные коптилки -вот что освещало жилища простолюдинов. Для них и существовала народная мудрость: «с курами ложись – с петухами вставай».

Так и жили – по световому дню до середины XIX века, сжигая для освещения всевозможные жиры. Светильный газ, который тоже часто фигурирует в романах, добывали перегонкой угля на специальных предприятиях, поэтому тоже был дорог и использовался только в столицах.

Сейчас, когда цены на нефть правят экономикой во всем мире, трудно представить себе, что это «земляное», или «минеральное, масло» стало широко использоваться не так уж и давно – во второй половине ХIХ века. Сначала производные нефти — керосин и стеарин — добавляли в различные осветительные масла, и они горели более ярко и стоили дешевле, чем сальные и восковые свечи. Появление на рынке дешевого керосина фирмы «Бр. Нобель» народ оценил по достоинству: он горел ярче, был дешевле свечей и быстро вытеснил с рынка сальные свечи. Даже в селах и аулах тогда стали появляться керосиновые лампы, причем, на все вкусы – от самых простых до настоящих произведений искусства. Их продавали во многих магазинах, но были и «специализированные торговые точки». Керосиновые лампы в Петропавловске предлагали купцы Г.И. Казанцев и М.Ф. Стрелова с сыновьями. Они держали магазины «москательных товаров» — бытовой химии, располагавшиеся на Вознесенском проспекте, а лавки были на базарах и на меновом дворе (позже – это территория завода МЛД). Впрочем, свечи по-прежнему продавались в разных других магазинах и приносили стабильный доход их владельцам.

Стеариновые свечи и сейчас иногда используются на «романтических» мероприятиях, а они так же дымят и пахнут, как два-три века назад в аристократических салонах и даже в царских покоях до появления керосина и электричества.

Некоторые старожилы вспоминают, как в детстве, в послевоенные годы стояли в очередях в специализированной керосиновой лавке, расположенной в Подгорье. Тогда керосин уже перестал быть ярко горящей новинкой. Заставляла покупать этот совсем не романтический продукт суровая необходимость – надо было заправлять лампы, примусы и керогазы. Современные дети и слов-то таких не знают!

Поделиться:
Источник: http://www.pkzsk.info/zachem-dorevolyucionnomu-petropavlovsku-nuzhny-byli-salotopennye-zavody/