Перрон Петропавловского вокзала, в своё время, а именно с 30-х годов прошлого столетия, был знаменит на всей Транссибирской магистрали. А всё потому, что на всём протяжении от Москвы до Владивостока такого не было. Секрет привлекательности в том, что перрон был украшен необыкновенной фигурной зеленью.

Пассажиры проходящих поездов не могли пропустить эту станцию из-за этого удивительного зелёного чуда, сотворённого руками мастера растительной архитектуры Василия Осипова. Племянница мастера, пенсионерка Валентина Хомутовская сохранила воспоминания о жизни и увлечениях, творчестве своего дяди.

Описание зелёного фигурного чуда, созданного Василием Осиповым на перроне нашего вокзала, попало в очерк писателя Владимира Чивилихина: «… Проезжая железной сибирской дорогой, с нетерпением ждал я Петропавловска. У вокзала там — после пустых зауральских земель — было что-то вроде рая. Вяз мелколистый, кизильник и другие не известные мне кустарники представали кубическими, пирамидальными, яйцевидными, ромбическими образованиями, сгруппированными в радостные по общему тону сочетания.

Этот скромный, продуманный в мельчайших деталях скверик нёс на себе светлую печаль любви, терпения и трудолюбия, мне всегда хотелось сойти с поезда, разыскать и поблагодарить за праздничное впечатление человека, который всё это затеял и осуществил».

Племянница “скульптора”

— Василий Осипов — мой дядя, старший брат моего отца Николая Осипова. По словам моей матери, он был старше моего отца на 5 лет, — вспоминает пенсионерка Валентина Хомутовская.
Василий родился в простой крестьянской семье, все её члены — верующие трудолюбивые люди. Глава семьи — отец Герасим, уральский каменотёс. Очень весёлый и жизнерадостный. Природа наградила его богатырской силой и умом. В молодости с ним и его другом, таким же могучим, был случай, о котором родные и знакомые вспоминали со смехом.

Раньше молодёжь собиралась на вечёрки в каком-нибудь доме. В тот вечер девушки решили подшутить над Герасимом — не пустить в дом. Закрылись и ждут. Молодые люди вежливо постучали, но ответа не было. Богатыри переглянулись, посмеялись и приподняли сруб этого дома.

Перепуганные девушки пустили шутников и впредь боялись подобных шуток. Сила у Герасима была необыкновенная. Бывало, лошадь с трудом поднимается в гору с грузом, так он лошадь останавливал, распрягал, сам впрягался и тянул воз.

— Мать Васи Осипова, моя бабушка — Аксинья, очень маленькая, хрупкая, но изумительная певица, лучше её никого в округе не было, а как она плясала! – рассказывает Валентина Николаевна. — Она поражала всем своим обликом жителей станицы, которые безмерно любили её. По субботам в доме Осиповых был праздник. Съезжались гости, была баня, застолье с украинской горилкой, потом хозяин просил жену спеть. Аксинья пела любимую мужа «У муромской дорожки», все слушали, потом пели народные песни, затем — весёлые «По улице мостовой» с пляской под аккомпанемент сына Николая, который играл на всех струнных инструментах, гармони, гитаре. Иногда затевалась игра в городки, борьба. Так проходили дни в семье Осиповых.

Крушение поезда

В семье Осиповых было трое детей — все мальчики. Старший сын — Василий с детства очень спокойный, много читал. Что-то всегда тянуло его на лоно природы, — в лесу часто находил своеобразные деревца, кустарники, умело их обрабатывал, получались необыкновенные вещи. Дома у Осиповых были составлены композиции из бело-ствольных берёз, красочно оформлены были ворота у дома. Василий любил своего младшего брата Николая и многие тайны доверял ему и только ему.

— Мой отец Николай в детстве причинял немало хлопот родителям, — вспоминает Валентина Хомутовская. — Дело в том, что в то время мальчишки 10-ти — 12-ти лет, собравшись в группы, убегали из дома в поисках приключений. И произошло вот что. В один из таких побегов беглецы попали в крушение поезда. Крушение было ужасным. Жертв было много, и моему отцу досталось: у него была неглубокая рана в живот. Когда приехали машины забирать раненых, санитары обнаружили среди взрослых мальчишку, но не успели его перевязать, как он удрал.

Он прибежал домой на рассвете, разбудил спящего Василия на сеновале, попросил его перевязать рану, уговорил его никому ничего не рассказывать. Весть о случившемся крушении разлетелась сразу же. Утром за завтраком отец с ужасом рассказывал о крушении, о каком-то мальчишке, удравшем из-под носа санитаров. Остался довольным, что сына его там не было. Василий ещё несколько дней делал ему перевязки.

Переезд в глубинку

Глава семьи, Герасим, думал о мальчишках и боялся за них, потому принял решение уехать в глубинку. Так и появились Осиповы в Северо-Казахстанской области, в селе Петровка.

Василий Осипов хорошо рисовал, писал иконы, выполнял заказы односельчан — люди были довольны его работой. Стал много времени уделять растениям, разводить цветы. Первым в город уехал Василий примерно в 1930 году, а потом переехал его брат Николай. В Петровке остались родители и третий сын Семён. Василий Герасимович стал работать на консервном заводе в Петропавловске. Полковник царской армии Николай Крапов в то время прибыл из Омска с предписанием примерно следующего содержания: “Поручением оным предписываю полковнику Курапову прибыть на строительство второго консервного завода в Петропавловскъ. Преписываю лавр благородный выращивать в русских глубоких парниках. Лук головкою на делянках. Для оного найти людей из местного населения знающих в оном толкъ”. Вот и пригласили Василия Герасимовича возглавлять хозяйственный цех Якова Хорта.

У Василия было 3 сына. Виктор погиб в 1942 году при обороне города Белая Церковь. Александр — участник Великой Отечественной войны, пошёл по стопам отца – стал художником, озеленителем и переехал в Крым. Третий сын, Михаил — был директором областного драмтеатра, участником Великой Отечественной войны, он переехал в город Орск, там и похоронен.
Восемь детей Николая жили рядом с дядей Василием Осиповым, дом которого находился по бывшей улице Пархоменко.

— Я помню их двухэтажный дом, сад, в котором были посажены яблони, смородина, много цветов; были и в его мастерской, наблюдали за работой художника, с завороженными глазами рассматривали картины, слушали комментарии к его картинам — нас завораживал мир красок, мир природы, — вспоминает своё детство племянница Осипова Валентина Хомутовская. — Все племянники хорошо рисуют, любят природу. Этим мы обязаны Василию Осипову, который и заложил основы эстетики в нас с детства. Василий Герасимович хорошо фотографировал, снимков у него было великое множество, особенно он любил сквер.

По рассказам Валентины Николаевны, её дядя просыпался с первыми лучами солнышка и отправлялся на работу в сквер. Там он нежно встречал рассвет, потом разговаривал по-своему с цветами, поглаживал, подносил их к лицу, шептал что-то каждому цветочку. Его любимыми цветами были георгины, настурция, циния — их он называл майорами.
А ещё Василий Осипов любил петь для цветов. Обожал он слушать песни народные — о Ермаке «Славное море — священный Байкал», песни о Москве, любил песни Лемешева, Утёсова.

Детище жизни

Детище Василия Герасимовича — сквер, он сделал его местом отдыха горожан — сюда приходили взрослые и дети, приезжали отовсюду.

— Все чувствовали божественное воздействие на людей природы, — делится Валентина Николаевна. — Одни руки создавали эту красоту, другие руки безжалостно, жестоко уничтожили всё. И как только поднялись на это руки, ведь где бы не был Василий Осипов, а он работал в Омске, Челябинске, в Москве, он везде оставлял после себя зелёную красоту, радость и восхищение.

В те годы наш вокзал был кусочком Крыма. Останавливались пассажирские поезда, и все пассажиры торопились увидеть этот чудесный прелестный уголок. Каждый, кто хоть один раз побывал на вокзале Петропавловска, на всю жизнь в своей памяти запечатлел образ нашего перрона. Об этом говорила заведённая в те годы книга отзывов. О чём там писали очевидцы, полезно знать всем.

Василий Осипов часто общался со старшей племянницей Анной Николаевной, он её очень любил, ценил и доверял ей свои планы. А планы были огромные — озеленение всего города!

К Осипову приходили дети школы №6, помогали в работе по уходу за растениями в сквере. Дети с удовольствием работали, после чего Василий Герасимович приглашал их в мастерскую художника. Каких только вопросов ни задавали ему школьники, рассматривали его картины, делились своими впечатлениями, показывали свои работы.

Давно нет Василия Осипова, давно уничтожен сквер, разрушен перрон — уголок Крыма, но память жива в сердцах жителей нашего города. Эту память бережно хранит последователь Осипова, его ученик Равиль Рязапов. Он хранит наследие Василия Герасимовича и сегодня призывает всех петропавловцев, у которых есть чем поделиться в этом плане, обращаться к нему в ботанический сад.

В оранжерее уже есть богатая экспозиция, посвященная памяти Василия Осипова. С ней мы обязательно познакомим наших читателей в ближайших номерах.

Поделиться:
Источник: http://www.pkzsk.info/tvorec-zelyonyx-skulptur/